Сказки нижегородского края


Читать Сказы и сказки нижегородской земли онлайн (полностью и бесплатно)

Сергей Васильевич Афоньшин известен читателю по сборникам сказок и легенд "У голубого Светлояра", "Солнечное дерево", выходивших в Волго-Вятском книжном издательстве.

"Сказы и сказки нижегородской земли" - новая книга горьковского писателя, влюбленного в свою землю, которая родила талантливых народных умельцев, героев сказов и сказок. Это книга о Руси, о героизме и мужестве русского человека, его любви к Родине.

Содержание:

  • Сказ о яростном олене 1

  • Сказ о счастливой подкове 3

  • Сказ о башне Белокаменной 4

  • Сказ про мастера Касьяна 6

  • Молодость инока Макария 11

  • Полонянка с Колдовской реки 16

  • Про Семена-Ложкаря 21

  • Сказ о городецком прянике 24

  • Сказ о плотнике Евлахе 26

  • Сказ про воеводу Хороброго 29

  • Про лебедушку Настасью 30

  • Сказ о коне Сарацине 32

  • Оборотни хана Бурундая 33

  • Сказание о Керженце 36

  • Сказка о серых скворцах 42

  • Поющие часы 45

  • Серебряный подойник 45

  • Сказка про пихту 46

  • Как галки за Русь стояли 47

  • Край легенд и сказов - Послесловие 47

  • Примечания 48

Сергей Афоньшин
Сказы и сказки нижегородской земли

Памяти дочурки Дины

Сказ о яростном олене

В летописях об этой истории ничего не записано. Видно, святые отцы-монахи тут промаху дали либо не успели, из-за недосуга. Это они напрасно. Такие дела да случаи без внимания обходить - все одно что народ без сладких пирогов держать.

Из старых книг известно о том, как во время похода грозного царя Ивана на супротивную Казань, дикие звери - лось да олень - для войска подспорьем в харчах были. Все воины с дикого мяса силы набрались, вдвое храбрее стали и поэтому под Казанью долго не копались. Это не мудрено, такому и поверить можно. А вот кто добывал для войска тех диких зверей, о том ничего не сказано.

Если рассказывать без утайки, то дело так было. На пол-дороге к царству Казанскому отрядили воеводы царские дюжину охочих стрельцов, чтобы добывали они, попутно, для царя, воевод и бояр свежинку к столу. Был конец лета, а по-старинному к успеньеву дню все олени - и сохатые, и рогатые - дикой силы и храбрости набирались, без устали по лесам ходили и на особых боевых урочищах яростно копытом в землю били, врага на бой вызывая. В эту пору бывалому охотнику зверя добыть не трудно. Только те двенадцать московских бородачей напрасно по лесу с пищалями ходили, ничего не видели и не слышали. Под конец нашиблись они на паренька-подростка, что сидел в лесу у костра и лосиную губу кусочками на прутике поджаривал. Подсели стрельцы к огню, парень их ядреной лосиной угостил. Поели и спрашивают:

- А где вся туша?

- Да ваши же люди порасхватали, поразнесли! Кому свежинки неохота?

Завидно стало царским людям, что подросток с луком да стрелой ловчее их и смекалистее, и стали выспрашивать, как он оленей добывает. Но парень своего секрета не выбалтывал, одно сказал:

- Видно, вы по-коровьи реветь не умеете!

Переглянулись стрельцы, ничего не поняли и поволокли подростка к царским шатрам. Вышли из шатров бояре да воеводы бородатые, а один молодой, но грознее всех, в доспехах боевых. Самый старый воевода стал подростка спрашивать, какого он роду и племени, а если холоп, то какого боярина. На это ответил парень, что вырос он у самого Нижня Новгорода, отца с маткой не упомнил, племени холодаева, рода голодаева. Так и в народе его кличут - "Холодай-Голодай, по лесам шагай". Луком да стрелой себе пропитание добывает и добрых людей не забывает. Тут спросил воевода бородатый:

- А царя своего отчего забываешь? Не худо бы и к царскому столу свежинки добыть!

Удивился Холодай-Голодай:

- А почто царю на боку лежать? Пущай по-коровьи реветь научится, свежинка к нему сама придет. А как посидит ночь на ярище, дичина слаще покажется!

Тут самый грозный да молодой воевода, усмехнувшись, сказал:

- Ладно, попробует царь по-оленьи реветь, было бы у кого поучиться!

И тут же приказал коней седлать, на лосиную охоту собираться. Вот и повел подросток царя на охоту в леса нижегородские. Не доезжая до урочного места, коней со стражей оставили, а сами пешком через болото пошли, до дикой сосновой гривы. Там Холодай-Голодай лосиное ярище разыскал, засидку на двоих сделал, царя рядом посадил и, пока засветло, стал учить его сохатых оленей подманивать, лосихой клохтать. Сдавит себе горло руками и охает дико: "Ох! Ох!" - как лосиха квохчет. Потом царю говорит:

- Ну, теперь ты, боярин, попробуй!

Начал царь Иван лосихой охать, да что-то плохо получалось. Сердился Холодай-Голодай:

- Эка голова скоморошья! Ты не по-гусиному охай, а по-лосиному!

И снова учил царя сохатых оленей подманивать. К ночи научился царь лосихой реветь не хуже, чем Голодай!

Оба тихо сидели, урочного часа ждали. Вот и спрашивает тихонько подросток:

- Ты, боярин, хоть старый ли?

- На Иванов день двадцать два минуло.

- Вона как! А мне шестнадцать либо меньше чуть. Однолетки почти!

Когда стемнело совсем, месяц над лесом поднялся, а болото туманом окуталось, и грива сосновая островком в белом море казалась. Тихо сидели. Чуть ворохнется царь Иван, как Голодай его в бок толкал и кулаком грозился:

- Сиди, боярин, тихо, не вокшайся!

Так ждали они до полуночи, когда в разных сторонах стук да треск послышался, будто кто-то сучки ломал и по деревьям стучал. Тут Холодай-Голодай царя в бок легонько толкнул:

- Мани, боярин!

Начал царь всея Руси сохатой коровой охать-реветь. Ничего, хорошо, очень похоже получалось! Когда поохали попеременно, то царь Иван, то Холодай-Голодай, вышел из тумана на гриву страшенный лосище с огромными рогами. Остановился на ярище, обнюхался, прислушался и начал копытами землю копать да бить. Загудела земля, как живая, а глаза звериные при месяце разными огнями светились. И так разъярился сохатый, на смертный бой противника вызывая, что царю с непривычки жутко стало. Схватил он свою пищаль дареную аглицкую и напропалую выстрелил. Замер зверь, насторожился, глазами и слухом врага разыскивая. Тут паренек Голодай тугой лук натянул, зыкнула тетива и задрожала стрела, пронзивши лосиное сердце. Задрожали ноги сохатого и, вздохнувши шумно, свалился он на белый мох.

Немедля, при свете месяца, начал охотник добычу свежевать, а царю сказал:

- Неча, боярин, без дела сидеть, доставай огниво, разводи костер!

Пошарил грозный царь Иван по карманам - нет огнива!

- Какой же ты вояка, без огнива на татар идешь! - попенял Голодай и живо костерок развел. Потом лосиную губу на кусочки разрезал, на прутики повтыкал и спросил:

- Нет ли сольцы, боярин?

Но соли у царя в карманах не оказалось.

- Какой же ты охотник без соли?

Достал Голодай из сумы тряпочку, высыпал остатки соли на царское кушанье и начал обжаривать.

А тут и солнышко взошло, пригрело, и заснул царь Иван у костра на беломошнике. И приснился ему диковинный сон. Будто бы обложил он столицу Казанского царства кругом своим войском. Бьются воины русские головами о стены Казани, и колоколами гудят и звенят их шеломы. А татары со стен крепостных зубы скалят, насмехаются, гогочут и ржут по-лошадиному. Вдруг из тумана седого, что над берегами волжскими плыл облаком, показался сохатый олень, да такой большой, что вся Казань у него под брюхом оказалась. Как начал тот лось яростно копытами бить да рогами бодать, и полетели к небу камни крепости, дворцы и мечети, ханы и ханши, мурзы и воины!

Проснулся царь Иван радостный, а когда поел жареной лосины с угольков да губы лосиной с вертела, почувствовал в себе силу и бодрость небывалую и сказал, что такой еды и по праздникам не едал. И в тот же день, вернувшись к шатрам, царь поставил Голодая старшим над всеми царскими охотниками, приказал во всем его слушаться, научиться сохатых и рогатых подманивать, чтобы мясом звериным яростным кормить воинов до самой Казани. Дело тут совсем ловко пошло. Войско вперед подвигалось, а охочие стрельцы под началом Голодая сохачей и оленей добывали. Скоро все воины, поевши вдоволь свежинки, силой и духом поправились и, придя под Казань, долго не мешкались и в осенний день покрова за один раз приступом взяли. Вот так и оправдался сон грозного царя Ивана. Яростный нижегородский сохач рогами разметал, ногами растоптал вражью крепость дотла.

После победы над казанскими ханами, на обратном пути в Москву, царь Иван в Нижний Новгород заехал, а московские бояре туда же прибыли царя с победой встречать да славить. И начался в столице земли низовской великий пир. В начале пира спохватился царь, про Холодая-Голодая вспомнил и разыскать его приказал. А когда того сыскали да привели, рядом с собой за стол посадил. Не по губе-то это боярам да царским слугам пришлось. Охотник не ведал о том, что простому человеку рядом с сильным мира посидеть не на радость да счастье выходит.

Легенды, предания и сказки нижегородского края

Коромыслова башня

А. Навроцкий

*

Там, где в Волгу Ока, нашей Руси река,
Свои тихие воды вливает
И весенней порой быстротечной волной
Далеко берега заливает,

Там, врагам всем на страх, на высоких горах
Нижний Новгород был заложен;
Был церковный собор, княжий терем и двор
Деревянной стеной обнесен.

Но из бревен стена не прочна, не страшна,
И немало ветшала с годами,
И не раз от огня пострадала она,
И не раз разорялась врагами.

И притом каждый год прибавлялся народ —
Из других городов выселялись,
Да плодились свои, да из русской земли
Люди ратные к князю сбирались.

Так что старой стены в дни осадной войны
Не хватало для общей защиты.
И не раз от врагов при пожаре домов
Было много народу побито.

Князь дружину собрал, и совет с ней держал,
Как бы стены прочнее устроить.
И решили одно, что пора бы давно
Их из прочного камня построить.

Да в подземный тайник отвести тот родник,
Что течет по горе за стеною,
Для того, чтобы всех в дни кровавых потех
Мог с избытком снабжать он водою.

Порешили — и князь в то же утро приказ
Разослал в города и селенья,
Чтобы черный народ после летних работ
Собирал бы повсюду каменья.

Собирал по полям, по лесам, по лугам,
А зимой подвозил постепенно.
И расчет был таков, чтобы на пять дворов
По сажени пришлось непременно.

А с торговых людей да с заезжих гостей
Сделать сбор по другому расчету,
И те деньги хранить, и из них заплатить
Мастерам за труды и работу

Наступила весна, зеленела сосна,
Таял снег, и земля почернела.
Ночью тронулся лед, а уж к утру зовет
Князь людей приниматься за дело.

Собрались — и пошли и стену обошли,
Толковали и спорили в пору,
От одних получили разумный ответ,
От других понаслышались вздору.

Наконец, толкованье и спор порешив,
Как им стены провесть, согласились
И канавой потом обвели их кругом,
Чтоб рабочие люди не сбились.

Ну теперь, — молвил князь, — скоро будет у нас
Попросторней в осадную пору,
И гораздо труднее врагам одолеть
Укрепленную камнями гору.

Завтра вы, мастера, не леняся, с утра
На работу кремля выходите,
И вон там, у угла, где дорога была,
Вы закладывать башню начните.

Так-то так... только, князь, есть обычай у нас,
Что велит зарывать без пощады
Всех, кто первым пройдет в день начала работ
Там, где стену закладывать надо.

Тот обычай не вздор, он идет с давних пор —
Самый Новгород тем ведь и крепок,
Что под башней одной, за Софийской стеной,
Там зарыт был один малолеток.

Уж кому суждено, тот пройдет все равно,
Будь то зверь, человек или птица;
А иначе стена ведь не будет прочна,
Да и строить ее не годится.

Знаю сам, не забыл и тебя не просил
Я сегодня об этом напомнить,
И Ордынцу Сергею вчера поручил
Тот обычай и нынче исполнить.

Завтра он совершит, что обычай велит,
И начнет с мастерами работу...
А теперь, кто со мной, забегите домой,
Да и в поле — пора на охоту.

**

Той порой на горе, на Почайне-реке,
На посаде у церкви Кондрата,
Проживал молодец, пригородный купец
По прозванью Григорий Лопата.

Был он родом с Днепра, но нужда привела
Его в Нижний, где он поселился,
Торговал, стал богат и с полгода назад
На посадского дочке женился.

В день закладки стены для осадной войны
Поздно утром Алена проснулась
И, открывши глаза, после крепкого сна
С наслажденьем разок потянулась.

Но в испуге затем соскочила совсем,
Подбежала к окну, посмотрела.
«Ай, — шепнула, — беда, я, никак, проспала
И воды принести не успела.

Ну а как на беду, пока я не приду,
Встанет муж, пожелает умыться
И воды не найдет, ведь, пожалуй, прибьет,
Целый день потом станет браниться.

Вон уж скоро народ от обедни пойдет,
Ишь как солнце поднялось высоко.
Неравно кто зайдет, а меня не найдет,
За водою идти ведь далеко».

Притаившись, как зверь, отперла она дверь.
Сердце в ней так от страху и билось,
Оглянулась кругом — и скорее бегом
На реку за водою спустилась.

Прибежала на плот, смотрит — кто-то идет,
А она и платка не надела.
И скорее воды зачерпнула она
И обратно идти уж хотела.

Но взбираться горой, по тропинке сырой,
Тяжело, и скользят сильно ноги.
А короче был путь, коль стену обогнуть
И дойти до проезжей дороги.

И Алена пошла там, где легче идти,
Где скорей можно было вернуться,
Чтоб пораньше прийти и воды принести,
Пока муж не успеет проснуться.

Вот идет и с трудом коромысло несет,
Тяжело — не мужская ведь сила.
Вдруг глядит — в стороне, примыкая к стене,
Яма вырыта — словно могила.

Любопытства у баб уж не выбьешь никак,
Не могла не взглянуть, не стерпелось,
Нет ли в яме кого, не лежит ли чего,
Непременно узнать захотелось.
Вот она подошла, яму ту обошла
И на дно ямы той посмотрела
Но едва лишь затем на другое плечо
Положить коромысло успела,
Как из ближних ворот показался народ,
Все угрюмые, грозные лица
«Эй, — кричат, — погоди! дальше ты не иди,
Молодая жена иль девица!

А попотчуй водой!» И живою стеной
Вся толпа ее вмиг окружила.
Но Алена не робкой была создана
И с усмешкою всех их спросила:
«Шутку, что ли, шутить иль меня устрашить
Вы хотите? Да я не пуглива.
Вот ужо на заре вы к зеленой горе
Приходите, я там говорлива.
А теперь не мешай! Я по делу иду
И на шутки теперь не гожуся.
Не мешай, говорю, а не то оболью!
Я ведь злая, когда рассержуся!»

«Нет, не шутку шутить, не тебя устрашить
Мы хотим — наша шутка плохая.
И вечерней зари, и зеленой горы
Не видать уж тебе, молодая!

Эй, поди доложи, да проворней!
Скажи, что попался не зверь и не птица,
А живая душа, молода, хороша,
Городского купца молодица.

Впрочем, нет! Погоди! Даром ты не ходи!
Вон он сам к нам идет, верно, видел,
Верно, сам поджидал и хоть слеп ныне стал,
А красавицу вон где увидел».

Глядь, и впрямь — из ворот торопливо идет
Княжий стольник, боярин Ордынец,
Весь как иней седой, но в бою удалой
И великого князя любимец.

Испугалась она, стала разом бледна,
Сердце в ней что-то страшное чует,
И стоит, и дрожит, и молитву творит,
И со страхом глядит: что-то будет...

А старик себе шел, но едва подошел,
Как Алена пред ним повалилась
И молила пустить, и ей, глупой, простить,
Коль она в чем-нибудь провинилась.

Но суровый старик с давних пор уж привык
К этим стонам, мольбам и рыданьям.
И скорей бы в ином камне диком, чем в нем,
Проявилось к людям состраданье.

Он сурово взглянул, и ногой оттолкнул,
И велел, чтоб ее придержали,
И кушак с себя снял, и ей рот завязал,
Чтобы крика ее не слыхали.

«Бабий ум не велик, но силен у них крик,
Целый день ведь кричать не устанет,
Ну а глупый народ, как заслышит, придет,
Отбивать, чего доброго, станет.

Эй, Иван! Знаешь, там, где я с вечера сам
Две доски приготовил с тобою,
Так одну, подлинней, принеси поскорей,
Захвати и веревку с собою.

Вы ж сомкнитесь плотней, никого теперь к ней
Из родных допускать не годится.
Лишь бы кончить скорей, а держите сильней.
Что ей даром о землю-то биться!

А! Принес, ну клади, да не так, погоди;
Положи тем концом на каменья.
Поровнее, вот так! Поддержи же, дурак!
Ни на грош в тебе нету уменья.

Ну, молодка, пора, мы ведь ждали с утра,
Раньше солнца сегодня мы встали
И стоим у ворот да глядим, кто пройдет,
И глядеть-то, признаться, устали.

Ну не бейся! Лежи! Не вертись! Не дрожи!
Этим ты ничего не поможешь.
Ишь ведь как егозит, так из рук и скользит,
Словно угорь — не скоро уложишь!»

Он Алену схватил, вдоль доски положил
И с обычной издавна сноровкой
От затылка до пят, словно малых ребят,
Спеленал ее крепко веревкой.

«Ну теперь не зевай! Становитесь на край
И спускай потихоньку в могилу.
Так!.. Довольно!.. Легла!.. Ишь ты, как тяжела,
Приподнять так и то не под силу.

Ну теперь в самый раз! Не гневись же на нас,
Раскрасавица, — мы не причина;
Знать, злодейка-судьба привела к нам тебя,
Знать, такая уж доля-кручина.

А теперь мне подай коромысло!
Да дай и ведро, хоть оно ей не нужно,
Но нельзя не зарыть — все, что с ней, положить
Заодно по обычаю нужно».

Все устроив, старик к бедной жертве приник
И кушак ей стянул поплотнее;
Из могилы прыгнул, и, однако, вздохнул,
И велел зарывать поскорее.

Но на зов старика не нашлася рука,
Чтоб на страшное дело подняться,
И никто не хотел и боялся, не смел
За такую работу приняться.

И старик осерчал и на них закричал:
«Что ж вы стали? Живей за работу!
Надо кончить скорей, не легко ведь и ей,
Умирать никому не в охоту.

Пусть погибнет она за весь город одна,
Мы в молитвах ее не забудем;
Лучше гибнуть одной, да за крепкой стеной
От врагов безопасны мы будем!»

И, лопату схватив и земли захватив,
На Алену он бросил в могилу,
А за ним и другие уж стали бросать,
Чтоб ее поскорей задушило.

И в смущенье немом все стояли кругом,
Лишь проворно работали руки,
Но никто не глядел и взглянуть не посмел
На несчастной предсмертные муки.

Только солнце одно рассказать бы могло,
Что пред смертью она испытала,
Как ей горе-слеза застилала глаза,
Как несчастная билась... дрожала...

Вот исчезло чело... вот и всю занесло...
Вот с краями могила сровнялась...
И от жертвы живой за обычай людской
И следа над землей не осталось.

***

Долго ждал-поджидал и сердился-ворчал
Молодой, поджидая молодку,
И уж молвил не раз, что сегодня задаст
Он Алене хорошую трепку.

Наконец не стерпел, шапку набок надел,
Запер дверь на замок за собою,
И, не вымыв лица, он спустился с крыльца,
И пошел на реку за женою.

Вот подходит к воде — нет Алены нигде,
На плоту лишь две бабы стояли
И, согнувшись дугой над проточной водой,
Тараторя, белье полоскали.

Он их знал и шутя им обеим сказал,
Что Алена с утра закутила,
И спросил: чай, она и сюда-то пьяна
За водою на плот приходила?

«Нет, родимый, не ври, — отвечали они,—
Мы Алены твоей не видали;
Да давно ли она за водою пошла,
Из избы-то давненько ушла ли?»

«Да сказать мудрено, как примерно давно,
Я ведь спал, а она, как проснулась,
Чай, пошла за водой да с тех пор уж домой,
Сколько времени жду, не вернулась».

«Ишь ты, где же ей быть? Не могла ведь забыть,
Что тебе надо будет умыться;
У тебя же она просто клад — не жена,
Хоть другим у нее поучиться.

А вот баял Федот, да, пожалуй, и врет,
Что сегодня кого-то схватили
И вон там, у ворот, где работа идет,
Без вины и расспроса зарыли,

Говорит: сам слыхал, кто-то долго кричал,
А потом зарывать что-то стали.
Разузнай, на беду, не жену ли твою,
Чего доброго, там закопали.

Говорит...» — Но уж он был далеко от них
И бежал напрямик, без оглядки;
И болезненно сердце сжималося в нем
От мелькнувшей внезапно догадки.

Наконец добежал и за камнями встал,
А не то ведь прибьют, коль заметят,
И пытливо глядел, но спросить не посмел,
Да и знал, что они не ответят.

И случилось же так, что Аленин башмак,
Как ее зарывали, остался.
Был затоптан в песок, и случайно носок
На глаза ему прямо попался.

Тот из пары одной, что минувшей весной
Он купил у татар за две белки,
Что обшит был кругом по краям серебром,
А с боков были вышиты стрелки.

Догадался купец, понял все наконец
И как сноп на траву повалился,
И с рыданьем глухим о холодный песок
Над могилой Алены он бился.

Если б только он знал, он бы то им сказал,
Что они бы ее отпустили.
Ведь они не одну закопали жену,
Ведь они и ребенка зарыли.

Долго он их молил и открыть все просил,
Хоть взглянуть на жену — не жива ли.
Но старик осерчал, отогнать приказал,
И с угрозой его отогнали.

Целый день он бродил, сам не знал, где ходил,
И лишь поздней ночною порою
Очутился бедняк, сам не ведая как,
На обрыве крутом, над Окою.

Сильный ветер шумел, небо мглою одел,
И страшна была темная ночь.
Но никто не умел, и не мог, и не смел
Овдовевшему мужу помочь.

И в безумной тоске он взмолился реке:
«Ты сильна, им тебя не обидеть,
Отомсти — и волной ты могилу размой,
Дай хоть кости мне милых увидеть!

За услугу твою я тебе отдаю
Свою грешную душу и тело,
Хоть последним рабом буду в царстве твоем
Лишь скорей принимайся за дело!»

И, с проклятьем вздохнув и на небо взглянув
Беспредельною злобою полный,
Не боясь темноты, он с крутой высоты
В разъяренные кинулся волны.

С той поры каждый год, только тронется лед
Начинает Ока волноваться.
После зимнего сна, новой силой полна,
Не по дням — по часам разливаться.

Соберет все снега и зальет берега,
И шумит, и бушует, и злится,
И волну за волной посылает на бой,
И до башни добраться стремится.

Но гора высока, и напрасно река
Тратит даром могучие силы.
И прибои волны башне той не вредны,
И не смыть им заветной могилы.

Легенды, предания и сказки нижегородского края

Сказ о коне Сарацине

Сергей Васильевич Афоньшин

Страница 2

Начал понимать Перемет, что обманулся он в беспутной жизни, да поздно спохватился. Сиротливо висел среди дубовых столбов вечевой колокол Нижня Новгорода. Давно не служил он народу нижегородскому. Но собрались голытьба, да смердь, да молодцы из вольницы, ударили в колокол, созвали народ и ополчились поголовно против княжеской шайки притеснителей. От восставшего народа переметнулся князь с остатками дружины в Радиловград. Но и там ему пятки жгло, со всех сторон боязно. Вот и подался он в глухомань заволжскую, в земли вятские да черемисские. Сначала по-за Ветлугой ходил, черемис зорил, притеснял, потом на Вятку пришел. Показался ему народ там доверчивым да простецким и задумал было тут на княжение сесть. Но недаром исстари сказано, что народ вятский прост, да хватский. Так испокон веков было. И сказали вятичи князю Перемету:
— Из Новгорода Великого дошло до нас о том, какой ты есть. А теперь и сами видим, чего ждать от тебя и татей твоих. Уходите всей шайкой восвояси да подале, пока головы носите. Наша Вятка не так глубока, как Волга, но местечко поглубже для вас найдется! — После того последние воины и приспешники от Перемета отшатнулись и по сторонам разбрелись. Понял князь, что звезда его бесталанная закатывается. Просыпались совесть и раскаяние. Совсем не нужен был князь народу, что держался дружбы с Великим Новгородом. Как загнанный волк метался он по вятской земле, не находя ни отдыха, ни пристанища. Дурные люди под конец своей жизни к молитвам да к богу прибегают и ответ за свои дела на бога сваливают. Так и князь Перемет порешил:
— Поеду на Волгу, пусть казнь принять, да от своих нижегородцев. Постригусь в монастырь, прощение у бога вымолю!
Спешит лесной дорогой всадник на заморенном коне. Конь серый в яблоках, сединой тронутый, ушами шустро прядет, перед непогодой всхрапывает. Воин спит либо дремлет, поводья на лугу бросил, сидит в седле нахохлившись мокрым вороном. Вот расступился лес, впереди полько зеленое, весенним закатом освещенное. За польком холмы, от леса кудрявые, а с холмов волнами бежит вечерний звон. Очнулся всадник, поводья в руку взял. Замолчали колокола, зато песня послышалась суровая. Заржал тут Сарацин призывно, радостно, ушки навострил и шагу прибавил. И посмеялся над ним всадник невесело: — Али ячмень да пойло почуял, собачья кровь! За польком среди холмов показалось озеро, тихое да ясное, как голубой алмаз на челе земли. На холме над самым обрывом монастырь за частокольной стеной. Избы-кельи из вековых сосен срублены, берестом покрыты, крошечными оконцами на свет глядят. Храм без куполов, без луковиц, приземистый, но крест свой тяжелый, как голову, высоко держал. И весь он в озере, как в щите стальном, отражался. Загляделся Перемет и тишиной заслушался. И тишина, и глушь, но давно сюда молва дошла о том, что князь Перемет не только злодеем стал, но перенял и веру, и обычаи басурманские.
У монастырских ворот к дубовому столбу-коновязи князь коня за повод привязал и в ворота тяжелые кулаком постучал. Сквозь решетку кованую видно было, как инок на костылях к воротам приковылял. Застучали засовы дубовые, запоры потайные, ворота распахнулись и, пропустивши гостя, глухо захлопнулись.
В тот вечер князь Перемет за всю свою жизнь впервые с колен поклонился не хану-басурману, а русскому и о всех своих злодеяниях рассказал. Надолго задумался старец Досифей, игумен иноческой обители. Потом сказал:
— Перед богом боязно принять тебя в послушники, но будем за тебя небеса просить. Пойдем на вечернюю молитву, князь!
Собрались во храме чернецы-иноки, свечи да лампады засветили и за спасение раба божия молиться начали. После тихой молитвы, когда все для земных поклонов на колени опустились, инок на костылях один молитву запел. Любо было слушать калеку Зиновия. Могучей серебряной струной звенел и гремел его голос под сводами церковушки и показался Перемету знакомым. Но он усердно молился и кланялся вслед за монахами. Вдруг почудилось всем, что загудела и содрогнулась земля. От страха замерли монахи, а Перемет приказал:
— Молись, молись! Это мой конь у коновязи копытом в землю бьет!
Снова зашептали молитву иноки, земные поклоны, отбивая, а инок Зиновий пел не переставая. С новой силой содрогнулась земля под храмом, онемели от ужаса иноки.
А конь Сарацин, заслышав родной голос гусляра Бояна, бил в землю копытом, ржал и рвался с коновязи.
— Молись, молись! — грозно успокаивал монахов князь. — Это мой конь в землю копытом бьет!
Но монахам было уже не до молитвы. Только Зиновий, певец и воин, пел все громче и вдохновеннее, и не вдруг поняли князь и монахи, о чем он поет перед алтарем:

...Пес шелудивый прибежал
В обитель к нам искать спасенья!
Какую милость ожидать
Ему от нашего моленья!..

— Так-то вы молитесь за спасенье души моей! — в бешенстве закричал Перемет, наступая на иноков, и меч свой из ножен выхватил. Приготовились к смерти старцы, не дрогнул, не обернулся послушник Зиновий. Грозным укором звучал в храме его мощный голос:

Навеки проклят будет тот,
Чьей волей край родной поруган!
Кто предал Русь, жену и друга —
Одно презрение найдет!

А конь Сарацин все безумнее рвался у коновязи. Все злее бил в землю могучим копытом. И поползла вершина горы вместе с монастырем вниз, в озеро. Потухли в храме свечи и лампады, затрещали стены, тревожно и жалобно зазвенели колокола. Рванулся тут Сарацин, порвал оброть ременную, отпрянул от обрыва и заржал страшно, призывно и радостно. Расступились воды глубокого озера, пустили гору-оползень с монастырем и сокрыли все, словно ворота наглухо захлопнулись. Только волна-страшилище прокатилась до дальнего берега и с шумом вернулась вспять. И успокоилось все навека.
Не один раз прибегал умный конь туда, где в последний раз слышал голос хозяина. Прислушивался к озеру, бил копытом по краю обрыва, отваливая глыбы земли. Но молчали холмы и озеро. Только одинокий лебедь-кликун плавал и призывно трубил как в рог серебряный. Долго Сарацин не забывал это место и навещал его, пока пе погиб от истощения и тоски в дремучих лесах керженских. То место-урочище издревле Конем прозвано. Так оно и сейчас называется. А на Светлояре с той поры и до недавних лет каждой весной появлялся лебедь-кликун с певучим серебряным горлом. Храбро и горделиво выгнув шею, плавал он по озеру и, никого не докликавшись, улетал в полуночную сторону.
Вот какая сказка ходила, бывало, по народу вокруг Светлояра и града Китежа.

Страница 1   Страница 2

Легенды, предания и сказки нижегородского края

Богатырь-девка

Д. Н. Садовников

Это было в Нижнем городу...
(Сказ мой быль, не то что небылица)
Раз к реке Почайне за водой
Вышла Дуня, красная девица.

Чуть заря черкнула за окном,
Поднялась и, подцепивши бодро
Коромысло на плечи, пошла,
На ходу раскачивая ведра...

Ветер свежий веял ей в лицо,
Щеки рдели от прилившей краски...
Не впервой ей за городом быть,
Не робка: выходит без опаски!

Только стала под гору сбегать
Из ворот тореною тропою, —
Хвать — татарин, а за ним еще
Набежали целою толпою!

Подскочил один, да отлетел:
Не пришелся, видно, ей по мысли;
Размахнулась правою рукой,
Левая лежит на коромысле.

Тяжела у Дунюшки рука —
В городу немалой этой силе
Дивовались: «Будешь, девка, за вдовцом»
Ей, смеясь, подруги говорили...

«Прочь отсюда!—крикнула она.—
Что пришли? Вам нешто здесь дорога?!
Сунься только, так и разнесу!»
Глядь-поглядь, а их и больно много...

Застучали ведра по земле,
Покатились под ноги татарам;
Коромысло в девичьих руках —
Не отдастся красная задаром!

Словно хлеб взялася молотить,
Бьет кругом направо и налево;
Расплелася русая коса,
Губы в кровь искусаны от гнева...

Стиснув зубы, кидалась она.
Разбегались три раза татары,
Коромысло — словно на току —
За ударом сыпало удары...

Шестерых им клала на песок,
Да, на грех, о сосну перешибла;
Кинулась в середку со щепой,
Раз-другой ударила и сгибла!

Как береза белая в лесу,
Срубленная под корень, упала —
Небо алой кровью облилось,
Из зари кровавой солнце встало.

Обуяло страхом татарье,
Развело, поганое, руками:
«Коли все такие девки там,
Где же нам управиться с парнями?!»

Под стенами кинувши тела,
Отступили целою ордою...
Вот так память девка задала,
Выйдя утром к речке за водою!..

Легенды, предания и сказки нижегородского края

Сказ о коне Сарацине

Сергей Васильевич Афоньшин

Страница 1

Какое-то лето князь низовской земли сынка-воеводу женил. Как звали княжича по имени, о том забыто давно, а по прозвищу «Переметом» кликали, сумой переметной за неверность в словах и делах. На пиру во хмелю похвалялся воевода-жених, что супругу свою, как царьградскую царевну, будет рядить-одевать, пылинку с ее плечика сдувать и на позор никому не давать. А суженая Оринка, похвальбу Перемета слушая, не гордилась, не радовалась, только больше печалилась. Немало было на пиру шутов-скоморохов, песенников и музыкантов, все пели, плясали, на гуслях и дудках играли — гостей потешали, молодых славили. Но не было на том пиру любимца народного, витязя Бояна, певца, гусляра и воина.
До той поры, как судьба занесла его в земли низовские, служил Боян родному Новгороду Великому на Волхве-реке. С гуслями за спиной, с мечом в одной руке, с копьем в другой на боевом коне сражался он за Великий Новгород с любым ворогом. Идучи на брань, на гуслях играл и песни складывал, бодрил дух воинства, а после сечи пел во славу павших воинов. Да так играл и пел, что росла в сердцах воинов отвага на новые битвы. Вот дошло до новгородцев, что на низовскую землю опять ханы-басурманы грозятся, собираются пограбить, позорить, огнем спалить. И решено было на вече новгородском послать витязя Бояна с полком бывалых воинов на помогу низовцам против набегов басурманской орды.
Вот и привел свой полк витязь Боян в низовские земли, ко граду Радилову да Нижнему Новгороду. Под ним конь породы сарацинской, крови огненной, тонкогривый, да крутобедрый, крепкий да нестомчивый, темно-серый в яблоках. Доспехи на витязе царьградские, вражьим копьям и стрелам непокорные, а меч стали булатной, мастеров дамаскинских. И позавидовали и на коня, и на доспехи, и на оружие Бояново все бояре, князья и воины низовской земли, а пуще всех княжич Перемет, сынок князя нижегородского.
Ехали два витязя на борзых конях по горе крутой над Окой рекой. Под одним конь вороной, хвост трубой, шея дугой, под другим темно-серый в яблоках, с хвостом негустым, гривой жиденькой.
— Отдай коня, Боян! Взамен своего вороного отдам, да мошну серебра, да шубу соболиную. Али дружба моя не дорога тебе?
— Стыдно, негоже, князь, заветного коня у воина выманивать. Жди, когда по доброй воле тебя конем одарю!
Ни коня, ни доспехов царьградских, ни меча булатного сарацинского не отдал честной воин Боян княжичу нижегородскому, и затаил князь Перемет зло и зависть неугасимые. Вот узнал он, что Оринка-краса, густая коса, глаза синие, дочка боярская для Боянова коня чепрак расшила серебром да золотом, и послал ее отцу сватов с самыми дорогими подарками. Не устоял боярин и отдал дочь за постылого.
Только успела молодая жена Перемета первенца княжича родить, как со полуденной стороны на низовскую землю беда Надвинулась, и ударили нижегородцы в вечевой колокол. Собрались на вече князья и бояре, люди посадские да торговые и порешили послать князя Перемета с полками на бранную встречу с басурманами, что на Новеград грабежом идут.
Вот и выступили полки нижегородские и радиловские берегом вверх по Оке на битву с ханом-татарином. При одном полке витязь Боян на Сарацине, боевом коне, бесстрашном в кровавых боях, с легкой гордой поступью в мирный час. Вышли полки в поход, но витязь Боян в тот раз на гуслях не играл и песен не пел. И ехали воины, понурив головы.
Через сколько-то верст князь Перемет указал шатры разбить и станом стать. И начал тут с дружками да боярскими сынками пировать да бражничать, не спеша на встречу с татарами. Вот и спросил князя-воеводу смелый витязь Боян, туда ли он дружину ведет, не ошибся ли путем-дорогой, что привел войско не с басурманами воевать, а отлеживаться да пировать. Старые да бывалые воины за Бояна стояли. Струсил Перемет и посулил с рассветом на встречу с ханом поспешить. А в сердце псином недоброе затаил. И в ночь-полночь, когда все воины по шатрам крепко спали, князек со своими подручными на сонного Бояна ватагой напали, мечами жестоко порубили и бездыханного к берегу Оки уволокли. Тут они витязя в дубовый челн бросили и оттолкнули от берега. А сами к шатрам вернулись и как неповинные спать полегли.
А челнок сам собой по Оке поплыл и плыл до рассвета. Утром вверх по Волге ветерок побежал, в устье Оки заглянул и одинокий челнок к правому берегу прижал. На счастье тут монахи невод тянули, приметили челнок, Бояна на гору в кельи унесли, в чувство привели и отстаивать от смерти принялись. Трудно поправлялся Боян. А когда смерть поборол да все о себе монахам поведал, сказал ему игумен обители благовещенской:
— Негоже тебе у нас оставаться, под боком у врага заклятого. Отправим мы тебя к отцу Досифею, в леса заволжские. Житье там сытое, привольное. А как скупаешься в святом озере, раны затянет и жилы срастутся!
И помогли монахи Бояну укрыться в обители на далеком Ясном озере, за лесами керженскими. Двенадцать иноков, старец Досифей тринадцатый хлеба сеяли да рыбачили, по диким ульям мед и воск добывали. За русских богу молились, черемис в православную веру заманивали. Все тринадцать иноков воины бывалые, в сечах изрубленные. По сердцу им пришелся послушник-витязь Боян. Лечили травами да целебной водой из родников-ключиков. И раны зажили, и жилы срослись, а без костылей никуда! А песни запел. Любили монахи послушать песни Бояна, и вспоминалась им буйная молодость и ратные подвиги под стягами великих и малых князей.
А князек Перемет, черное дело, свершив, Бояновым конем, мечом и доспехами завладел и повел полки на встречу с ханом-басурманом. Дошли до края низовской земли. Народ тут нерусский пошел, но как стали на отдых да разбили шатры, на диво воинам понесли вдруг местные жители в стан княжеский мед-брагу хмельную да яства разные. Загуляло, запировало тут нижегородское воинство, чресла распоясавши, мечи в кучу сваливши, перепились все и заснули до того крепко, что на рассвете татары-вороги копьями да мечами с трудом добудились. И сдался Перемет хану-татарину бесславно со всей дружиной и оружием. И не только сдался, а с ханом побратался и заодно с ним на московскую землю грабежом пошел.
Но от Москвы хана с Переметом москвичи попятили. Тогда они в теплые края подались, малые народы грабить. Больше года Перемет помогал татар-хану мирные земли и племена зорить. Перенял веру татарскую и обычаи и за службу свою получил от хана пайцзу и ярлык на княжение в земле низовской. Но когда вернулся Перемет с остатками дружины в родной край, то княжить и править ему было нечем. Пока он одному татар-хану помогал, другой хан походом на нижегородскую землю ходил, город-крепость разорил, а людей перебил да в полон угнал. Не миновали татарской неволи и Оринка с первенцем княжичем. И не нашел Перемет в родном городе ни семьи, ни двора своего княжеского. По лицу низовской земли словно черная хворь-чума прошла. Повсюду были побоища, кости да пожарища, только хищному зверю да воронью привола была.
На изнуренном коне Сарацине метался Перемет из конца в конец низовской земли, не находя покоя и отрады. Выходили из лесов уцелевшие люди, заново обживали разоренный край, во всю мочь трудились на полях, на промыслах. Но не слышал от них князь ни единого доброго слова. Чтобы угодить ханам, принялся Перемет с низовцев дань собирать, в черемисские земли грабежом ходил. И каждый раз, отправляя в орду дань, просил хана Басмана выкупить и вернуть ему Оринку с первенцем сыном. Так прошел еще целый год, на ханской службе растерял Перемет остатки чести и совести, и возненавидел его народ нижегородский. Малые ребята и те кричали вслед:
— Перемет-сума! Перемет-сума! Бабу на бляшку сменял, сына за ярлык продал! У витязя Бояна коня украл!
От народной ненависти только больше свирепело сердце отступника. Наконец стало известно ему от татар, что жена и сын за Хвалынское море проданы и вернуть их никак нельзя. Совсем жутко стало князю Перемету на свете жить. От почета и семьи ничего не осталось, от богатства один конь да и то чужой. Не переставал Сарацин по ночам призывно ржать, хозяина ждать, прислушиваясь тревожно. И есть стал плохо, и на князя злился, гляди того, загрызет.

Страница 1   Страница 2

Сказы и сказки нижегородской земли (3 стр.)

До конца зимы Голодай с товарищами сохатых да оленей добывали. Нижегородцы для своего ополчения дичины впрок запасли и перед трудным походом ополченцев свежинкой кормили, чтобы все воины силы набрались. По весне, перед выходом ополчения из кремля, вернулся из-за Волги сам Холодай-Голодай, а с ним за полсотни охотников разных племен, с рогатинами, копьями да пищалями. Только что отгудели колокола, народ Михаилу-архангелу помолился, русского воинства покровителю, и все войско ополченное, готовое к походу, под хоругвями нижегородскими стояло. Когда подвел старый Голодай свой отряд к воеводам, тот, которого народ запросто Минычем звал, спросил старика:

- Ну как, дед Голодай, сам свое войско на ляхов поведешь или под мое начало отдашь?

- Не будет худа, коли и сам пойду! - ответил старик. Потом глянул на хоругви ополчения нижегородского со крестом и оленем яростным и такое сказал:

- Нашему-то олешку да ярославского медвежка на помогу бы позвать!..

Сразу смекнули воеводы ополченские, на что старый Голодай намекает, посоветовались между собой и порешили, не прямо на Москву идти, а через Ярославль, город под медведем. И не напрасно они так надумали. Ярославцы да костромичи изрядно помогли нижегородцам, ратной силы в ополчении прибавилось. Тогда и на вражьих ляхов двинулись.

Дело в конце лета было, когда все олени, и сохатые и рогатые, силы набрались и рога вырастили, без устали по лесам ходили, землю копали и ярились, врага на бой поджидая. Пока войско до Москвы добиралось, Холодай-Голодай со своей ватагой не плошали, попутно яростных оленей добывали и той свежинкой всех воинов кормили. С мяса лосиного да оленьего силы и храбрости у воинов въявь прибавилось, и под Москвой с ляхами-захватчиками скоро расправились.

А дикий олень на хоругвях и стягах войска нижегородского, гордый своей породой, в благородной ярости угрожал и копытом, и рогами, радуясь победной битве над врагом-супостатом.

Сказ о счастливой подкове

В славном да Великом Новгороде при Волхве-реке жил кузнец Скоромысло, смекалистая голова, сноровистые руки. Жил - не горевал, землякам-новгородцам железо ковал, кому что надо: торговым людям весы да запоры, ратникам - мечи да копья, а ратаям - сошники да орала. Никакое дело от рук Скоромысла не отбивалось, заморские гости и те знали к нему дорогу. Три молодца-сына отцу в кузнечном деле помогали, всякую вещь на славу ковали, чтобы люди довольны были.

Свое ремесло кузнечное Скоромысло широко повел, железо и медь у боярина Мирошкиныча покупал, а иной раз и под запись брал. А займодавец-боярин все Кузнецовы долги на особой доске записывал и пеню-проценты к ним присчитывал. И росли долги кузнеца на деревянной доске, как тесто на хмельной опаре. Только скопит деньги, чтобы с боярином расквитаться, хвать - долги к тому часу втрое выросли! Вот так и попал честной кузнец в кабалу к боярину. Начал займодавец старого кузнеца стращать: либо в долговой яме с железом на шее сидеть, либо работать на боярина без срока, без отдыха, ковать кандалы и цепи железные на строптивых новгородцев, на молодцов из вольницы.

Как поведал Скоромысло сыновьям о своей беде, стукнули молодцы-кузнецы по наковальням молотами тяжелыми и молвили:

- Не бывать тому, чтобы честной старик, наш отец родной, с железом на шее у Мирошкинычей в яме сидел! Не ковать нам кандалы да цепи на несчастных людей в угоду займодавцу-боярину!

Подговорили кузнецы своих дружков из вольных ушкуйников, пособрали инструмент кузнечный, баб да ребятишек да и пропали из Новгорода темной ночью, словно в воду Волхова канули. Через леса и болота, речками и озерами, а где и посуху, волоком, добрались кузнецы с ушкуйниками до истоков великой русской реки и с великим трудом на широкое русло выплыли. Тут распрощались кузнецы-новгородцы с дружками из вольницы и на трех ушкуях вниз по Волге поплыли.

В конце весны причалили ко граду Радилову три ушкуя загруженные, с народом старым и молодым, с бабами и ребятишками. Княжья стража к ним навстречу повысыпала, окружила и доведываться начала, кто да откуда. Самый старый из ушкуйников таково сказал, что плывут они от самого Новгорода с Волхва-реки, а об остальном только самому князю поведает. Удивились княжьи люди-стражники:

- Вот лютой какой - с князем говорить захотел! А как ты да лихо задумал?

- Али вы басурманы какие, что русских людей до своего князя не допускаете? - ответил старый новгородец.

Потолковали между собой дружинники, окружили кузнецов с бабами и детками и на княжий двор привели, за стену частокольную, за ворота дубовые, железом кованные. Вышел на резное крыльцо терема сам князь Юрий Всеволодович, гостей окинул взглядом пытливым. Тут старый Скоромысло вперед шагнул, низенько князю поклонился и о своей беде рассказал. А закончил словом таким: "Не поднялась рука ковать железы на братьев-новгородцев, хотим ковать мечи и шеломы для твоих воинов!"

Приметил князь, что старый кузнец, разговаривая, изредка головой кивал, словно носом клевал или шапку-невидимку с затылка на лоб стряхивал. И спросил по-доброму:

- А отчего ты, старик, головой, словно дятел, долбишь?

В ответ широко, от души улыбнулся старик:

- А я Дятел и есть! За привычку головой кивать сызмала так прозвали. Скоромысло по имени, Дятел по прозвищу. И все племя мое - детки со внучатами - Дятлами прозваны! Нет у нас, князь, ни кубков золотых, ни ковшей заморских серебряных, ни мечей булатных дамаскинских. Но привез я тебе из Новгорода дар диковинный…

С теми словами достал кузнец из кожаной сумы подкову конскую, в походах досветла избитую, и к ногам князя положил.

- Мы, новгородцы, от заморских гостей примету переняли: кто подкову найдет, тому счастье само придет, кому подкову дарят, тому счастье в руки валят, удачу в жизни сулят!

Поднял Юрий Всеволодович подкову дареную, оглядел всю семью Скоромыслову и позадумался. Потом такое сказал:

- Невыгодно мне вас здесь на житье оставлять. Да и вам тут, после жизни новгородской, тесно покажется. Но поселю тебя, старый Дятел, на таком приволье, что князем будешь жить. Заморского вина вам не пивать, в шелках своих баб не одевать, но житье будет вольготнее княжеского. Живут там рыбари, монахи да пахари, деревянными оралами землю ковыряют, голыми руками жито с поля убирают, на костяные крюки осетров ловят, а железный гвоздь да топор для них дороже золотого ковша! Будешь там жить и ковать и ремеслом своим мне, твоему князю, служить. А железом и милостью я тебя не забуду!

В тот же день кузнецы Дятлы с княжескими провожатыми вниз по Волге поплыли до диких лохматых гор, под которыми Ока в Волгу вливалась. Тут бывалые княжьи люди место для причала выбрали и высадили семью Скоромыслову при устье ручья, что промеж гор по оврагу бойко бежал. Огляделись Дятлы и начали строиться да обживаться. На помогу коренные жители пришли - и русь, и мордва, и черемисы с той стороны. Помогали и словом добрым толковым, и работой спорой. Оправдались слова князя Юрия, что кузнецам напоследок сказал: "С русскими уживайтесь и мордвой не гнушайтесь. С мордвой брататься да кумиться грех, зато лучше всех! А у черемис только онучки черные, а совесть белая!"

Скоро появились на склоне горы над ручьем новые просторные избы с крохотными оконцами, а ближе к воде - кузницы. И ожили дикие берега при слиянии двух могучих рек. Пылающие горнила кузниц манили к себе людей, как маяки, и со всех сторон потянулись люди к поселению новгородца Скоромысла. А старый Дятел и его сыновья с темна до темна ковали и ковали все, что на потребу было русскому, мордвину, черемису-заволжанину: мечи и орала, копья и медвежьи рогатины, топоры и остроги, подковы и гвозди. И прошла о Дятловых кузнецах великая слава вверх по Оке и в оба конца Волги Великой.

Дремучие горы днем хмуро вековыми деревьями зеленели, а по ночам сверкали пылающими горнилами кузниц. И дивился народ радостно: "Куют и куют наши Дятлы, рано встают, поздно ложатся и устали не знают!" А когда волжские булгары русь и мордву грабежами на полночь потеснили, кузнецам спать и вовсе некогда стало. Побросавши жилье и добро, бежал народ от булгар к Оке, новые места обживать и у Дятловых кузниц по горам, как пчелы вокруг матки, селиться и роиться начали.

И первым делом в кузницу, ковать топор и мотыгу, острогу да рогатину. Кузнечихи Скоромысловы тоже сложа руки не сидели. Научили они русских и мордовских баб заморские кружева плести, цветные узоры по одежке вышивать, шерстяные рубахи-подкольчужницы вязать. Вольготно зажили кузнецы Дятловы, часто добрым словом князя Юрия вспоминали.

А для князя Юрия Всеволодовича с того дня, как Скоромысло ему подкову на счастье поднес, сплошные удачи начались. Поначалу в Суздаль на княжение перебрался, а потом и великим князем стал. Дареную подкову князь над порогом терема прибил и Скоромысла не забывал. Как узнал он, что булгары приволжский народ зорят и новым походом грозят, послал по Оке челны с железом и людей с наказом, чтобы наковали кузнецы подков и подковных гвоздей на княжий полк. И только успели Дятлы тот наказ выполнить, как от Владимира походом на булгар дружина пошла во главе со Святославом, братом князя великого. На устье Оки остановился Святослав, от пыли отряхнуться, доспехи поправить, коней перековать, Позвал князь к своему шатру всех кузнецов рода Скоромыслова и спрашивает:

- Можете ли, хватит ли вашей силушки мой полк заново перековать, боевым коням копыта подровнять, старые подковы на новые сменить?

В ответ ухмыльнулся старый Дятел хитро таково:

- На то мы и кузнецы. Кто чего заслужил, тому так и сделаем!

Tripadvisor | Индивидуальный тур в русский сказочный городок от U Visit Russia

Городец - древний город, который существует еще со времен Юрия Долгорукого. Побывав однажды в этом городе, вы захотите когда-нибудь вернуться туда. Городец - это место с атмосферой настоящей русской деревни, которое поражает своей спокойной и размеренной жизнью, богатой историей и архитектурными памятниками. И вы не останетесь равнодушными после посещения Городца. Ваше путешествие начнется в Нижнем Новгороде.Предлагаем Вам комфортабельный транспорт с опытным гидом-переводчиком. У вас будет возможность посетить краеведческий музей, музей самовара, музей детских игрушек, музей медового торта и музей «Городок хозяев», пользующийся большой популярностью у гостей города. Высококвалифицированный гид расскажет вам об истории города, который в XII веке был крепостью, а в XIX веке - купеческим. У вас будет уникальная возможность посетить мастер-класс рукоделия в Музее «Мастерский Городок».• Гарантированный проход без очереди

.

Нижегородская область: край истинного русского гостеприимства

Получить короткий URL

По мере продвижения на восток от Владимира, следуют равнины Нижегородской области, древние русские земли, которые служила буферной зоной от нападений различных кочевых племен.

Путешествуя по этому региону на велосипеде, мы встретили невероятно гостеприимных и добрых людей и наткнулись на чудесные пейзажи, которые сохранились благодаря Волге.

Нижний Новгород, пятый по величине город России, был основан в 1221 году примерно в 400 км от Москвы. Нижний Новгород, расположенный на слиянии рек Оки и Волги, служил важной военной крепостью, защищавшей восточную границу древней Руси.

© Sputnik / Николай Павлов

Ник и команда в Нижнем Новгороде

Сегодня Нижний Новгород - это туристическое место с несколькими действительно хорошими музеями и множеством других памятников культуры.Главной достопримечательностью города является Кремль XVI века с башнями из красного кирпича, которые возвышаются над горизонтом Нижнего Новгорода.

Одна из башен Нижегородского кремля, Коромысловская башня, имеет примечательную историю своего названия. Слово коромысло переводится с русского как иго. Свое название башня получила в 16 веке, когда татарские войска осадили Нижний Новгород.

© Sputnik / Олег Золото

Коромысловская башня в Нижегородском кремле

Совершенно неожиданно татары напали на крепость посреди ночи, пока городская стража спала.Когда татарские солдаты поднялись на Коромысловскую башню, их заметила местная жительница, которая несла ведра с водой. Обеспокоенные тем, что женщина предупредит городскую стражу, татары бросились убить ее. Прежде чем татары смогли убить женщину, ей удалось убить десять из них, используя ярмо в качестве единственного оружия. Этого уж точно не ожидали свирепые степные воины от нижегородской женщины.

Убив женщину, татары забеспокоились, что все их войско может погибнуть под стенами Нижегородского кремля.«Если бы одна местная жительница могла убить десять их солдат с помощью ига, что сделали бы с ними вооруженные нижегородские воины», - подумал татарский хан и решил отступить со своим войском из города.

В настоящее время Кремль закрывается на ночь в 12 часов утра, но, по словам местных жителей, в начале 1990-х годов историческое место было открыто круглосуточно. Позднее Кремль служил местом сбора местных хулиганов и детей. Городским властям это не понравилось, и они решили закрыть место в полночь.

Хотя географически Нижегородская область находится недалеко от Москвы, между этими двумя местами существует большой социокультурный разрыв. Жизнь намного медленнее, движение намного меньше, а люди более открыты и восприимчивы к потребностям незнакомцев.

Настоящая красота Нижнего Новгорода и его окрестностей заключается в его людях, невероятно гостеприимных и приветливых людях.

Несмотря на бедность и лишения, жители малых городов и деревень Нижегородской области сохранили чистоту сердца и открытость умы от некоторых пороков, часто встречающихся в больших городах.

Когда мы прибыли в городок Лысково в восточной части Нижегородской области, глава местного спорткомитета Евгений Баринов устроил встречу с караваем, традиционным русским хлебом, которым встречают гостей и проявляют гостеприимство.

Поскольку мы голодали, проехав в тот день на велосипеде более 80 км, мы разделили хлеб и съели весь каравай прямо на глазах у толпы местных жителей и главы спорткомитета, что вызвало аплодисменты местных жителей.

Гостеприимство русских людей в маленьких городках и деревнях по пути меня действительно впечатлило и стало источником мотивации для более глубоких путешествий по России. Жители Лысково, например, предложили нам место, где можно перекусить. Потом нас водили по городу, показывая местные достопримечательности и вид на Волгу.

«У нас не так много денег и всех развлекательных и культурных центров, как у людей в Москве, но я каждый раз приезжаю на Лысую гору [большой холм без деревьев возле Лысково, в честь которого назван город] и Стоя лицом к нашей маме Волге, я понимаю, что живу в одном из лучших мест в мире », - сказал мне Евгений Баринов.

Вообще россияне необычайно гостеприимный народ. В сознании россиян уважение порождает уважение. Если гости приедут в Россию непредвзято и с широкой улыбкой, люди будут встречать их с распростертыми объятиями, показывать, кормить и даже предлагать свои кровати.

Это разрушает существующие стереотипы о недружелюбии и холодности русских людей. Во всяком случае, наша велосипедная поездка доказала обратное.

Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат исключительно автору и не обязательно отражают официальную позицию Sputnik.

.

Нижний Новгород - интересные факты о городе, статистические данные

Нижний Новгород - город в европейской части России, расположенный в месте слияния рек Оки и Волги. Город основан в 1221 году и находится в 400 км от Москвы. Один из древнейших торговых и ремесленных городов России.

Нижний Новгород - город с многовековой историей

Нижегородский кремль - главная достопримечательность города и то, чем он по праву гордится.Кремль был построен в начале шестнадцатого века как военная крепость. Сегодня этот уникальный музей под открытым небом является популярным местом не только для регулярных экскурсий с гидом, но и для специальных экскурсий с элементами сценических представлений и квестов. Рождественская улица - одна из центральных улиц города, где до сих пор можно увидеть дома середины 18-19 веков. Прогулка по Рождественской улице - гарантированный способ получить отличное настроение и окунуться в атмосферу прошлого.

Город литературы

В Нижнем Новгороде прошло детство Максима Горького (1868–1936), одного из самых известных русских писателей мира. В 1932 году город был переименован в честь этого известного писателя. Однако в 1990 году Нижнему Новгороду вернули его первоначальное название. Государственный литературный музей имени М. Горького, в котором экспонируется более 100 000 экспонатов, сейчас находится в Нижнем Новгороде. Кстати, поговорка Горького: «Учись у всех, никого не копируй» - это девиз проекта «Учись в России».

Город множественных религий

В Нижнем Новгороде более 120 религиозных общин и обществ, в том числе последователей православных, мусульманских, иудейских, евангелизационных, лютеранских, буддийских и других религий. Большинство местных соборов - православные, есть мечеть, синагога и центры других религиозных общин.

Город искусств

В Нижнем Новгороде немало интересных предметов искусства и галерей.Скамейка блоггера - памятник российской блогосфере. Памятник выглядит как две скамейки в виде блокнотов, соединенных знаком @ Internet. Сайт достаточно большой для 10 человек и оснащен бесплатным Wi-Fi. Художественная галерея «Кладовка» расположена в центре города, где проходят концерты, мастер-классы, развлекательные мероприятия, спектакли местных театров и художественные выставки местных талантов. Тем, кто любит впечатления, понравится музей развлечений «Перевернутый дом», который представляет собой буквально перевернутый с ног на голову дом.

Город музыки

В Нижнем очень любят рок и рок-музыкантов. Здесь есть ряд мест, где проходят фантастические концерты. Есть кафе, предлагающие живую музыку, в том числе джаз. Известные российские музыканты и ди-джеи - частые гости Нижнего Новгорода, будь то концерт, фестиваль или даже вечеринка в честь Хэллоуина. Площадок для таких вечеринок в Нижнем ряду. Маркус Шульц, Tito & Tarantula, Garbage, Scooter, Emika, Kosheen, Океан Эльзы, Ария, Кипелов, Алиса, Иван Дорн, TIMATI, Каста, Люмен, Баста, Мумий Тролль, Noize MC - вот лишь некоторые из многих исполнителей, побывавших в Нижнем. Новгород с концертами.

Рядом с городом

В пригороде Нижнего Новгорода есть много мест, которые стоит посетить, в том числе несколько озер. Самое большое озеро - Светлояр, упоминаемое в легенде о «Русской Атлантиде» - городе Китеже, затопленном в 18 веке. Этот водоем имеет идеальную овальную форму и кристально чистую воду. Его глубина превышает 33 метра.

Более тысячи пещер, пропастей, скал, кратеров и гротов расположены в Ичалковском бору - заповедном лесу, в 170 км от Нижнего Новгорода.Некоторые из этих пещер содержат скрытые озера. Есть специальные туры с гидом, и вы даже можете отправиться в собственное приключение.

Канатная дорога, соединяющая Нижний Новгород с городом Бор, была открыта в 2002 году. Транспортная система, изначально запущенная для облегчения пассажиропотока, быстро стала одним из основных развлечений для местных жителей и гостей города.

В производственном руднике Пешеланского гипсового завода (примерно в 120 км от Нижнего) находится музей, куда посетители могут спуститься на 70 метров под землей.Им также предлагают шахтерские куртки, шлемы и фонари, а также показывают, как производился гипс сегодня и в прошлом.

Пушкинский музей-заповедник находится в селе Большое Болдино, в 230 км от Нижнего Новгорода. Раньше здесь находилась усадьба, принадлежавшая семье поэта несколько столетий. Осенние месяцы Александр Сергеевич любил проводить в родовой усадьбе - наслаждаясь красотой русской природы, писал стихи и прозу.

В Нижегородской области находится город Семенов - родина хохломской росписи.Для студентов организуются экскурсии на фабрику по производству матрешек, проводятся мастер-классы.

Узнать больше о народных промыслах можно в Городце - старинном русском городке на Волге. Здесь находится музейно-туристический комплекс «Город мастеров» с экспозициями, посвященными живописи, вышивке, игрушкам, резьбе по дереву, пряникам и гончарным изделиям.


.

Нижегородская область, Россия гид

Обзор Нижегородской области

Нижегородская область - субъект Российской Федерации, расположенный в центральной части европейской части России, в Приволжском федеральном округе. Нижний Новгород - столица области.

Население Нижегородской области составляет около 3 260 000 человек (2015 г.), площадь - 76 624 кв. Км.

Нижегородская область -

Нижегородская область - один из крупнейших регионов Центральной России.Протяженность области с севера на юг около 400 км, с запада на восток - около 300 км. Через регион протекают крупнейшие реки европейской части России - Волга и Ока.

Крупнейшие города: Нижний Новгород (1 268 000), Дзержинск (234 000), Арзамас (104 800), Саров (94 000), Бор (78 000), Выкса (53 000).

Климат Нижегородской области умеренно-континентальный. Средняя температура января - минус 12 градусов по Цельсию, июля - плюс 19 градусов по Цельсию.Зима длится с начала ноября до конца марта.

Есть месторождения торфа, фосфоритов, железных руд. В бассейне реки Пьяна находится крупное месторождение титановых и циркониевых руд, входящее в пятерку крупнейших месторождений титана и циркония в России. Леса покрывают около 53% территории.

Основные отрасли промышленности - машиностроение, металлообработка, химическая и нефтехимическая промышленность, лесное хозяйство, деревообрабатывающая и бумажная промышленность. Машиностроение и металлообработка производят грузовые и легковые автомобили, автобусы, автомобильные запчасти, речные и морские суда, автомобильные и судовые моторы, самолеты, инструменты, гаджеты, инструменты, оборудование для химической, легкой, пищевой промышленности, телевизоры и т. Д.Развиты художественные промыслы (хохломская и городецкая роспись).

Выращиваются следующие культуры: рожь, овес, ячмень, пшеница, гречка, сахарная свекла. Также выращивают картофель и лук. Развито мясное и молочное скотоводство, свиноводство, птицеводство. Горьковская железная дорога проходит по территории области. Судоходны реки Волга, Ока, Ветлуга, Сура.

Достопримечательности Нижегородской области

Множество памятников архитектуры можно найти в столице области - Нижний Новгород (Нижегородский кремль, собор Александра Невского, Строгановская церковь, Староярмарочный собор и др.).

Нижегородская область насчитывает уникальных природных объектов : Керженский заповедник, Ичалковский заповедник, Вадское озеро и озеро Светлояр (по легенде, на дне этого озера расположен мифический город Китеж).

Болдино Государственный литературно-мемориальный и природный музей-заповедник А.С. Пушкин находится в селе Большое Болдино. Здесь жил и творил самый известный русский поэт А.С. Пушкин.

На левом берегу реки Оки, недалеко от города Дзержинск, находится уникальный памятник архитектуры: 128-метровая стальная гиперболоидная башня , построенная инженером В.Г.Шухова в 1929 году. Эта башня использовалась как опора силы через реку.

В городе Выкса , на территории Выксунского металлургического завода, можно найти уникальные памятники промышленной архитектуры и технического искусства. Их также построил В.Г. Шухов в конце 19 века.

Город Арзамас богат архитектурными памятниками. Самый известный из них - Воскресенский собор (1814-1842 гг.), Расположенный на Соборной площади.

В Городце , одном из старейших русских поселений Среднего Поволжья, основанном во 2-й половине XII века, находятся музеи, посвященные ремеслам и ремеслам, быту и истории народов Поволжья.

Свято-Троице-Макарьево-Желтоводский женский монастырь расположен на левом берегу Волги, в Лысковском районе, недалеко от села Макарьево. Он был основан в первой половине 15 века. Дивеевский женский монастырь , расположенный недалеко от города Саров, является местом паломничества православных.Мощи преподобного Серафима Саровского находятся в Троицком соборе женского монастыря.

.

Нижний Новгород | Infoplease

Нижний Новгород nyēsh´nyī nôf´gərəd [ключ], ранее Горки или Горки, город (1 438 000 жителей 1989 г.), столица Нижегородской области и административный центр Приволжского федерального округа, E European Россия, на реках Волга и Ока. Крупный речной порт, железнодорожный и авиационный центр, это один из главных промышленных городов России. Производятся тяжелая техника, сталь, химикаты и текстиль. В городе расположен один из крупнейших автомобильных заводов России.Нижний Новгород раскинулся вдоль рек Волга и Ока и окружен такими крупными городами-спутниками, как Бакна Бор, Правинск и Кстово. В 1221 году князь Владимирский основал город как пограничный пост против волжских булгар и мордвы. Он стал крупным торговым центром для России и Востока. В 1350 году он стал столицей Суздальско-Нижегородского княжества, а в 1392 году был присоединен к Москве. С 1608 по 1612 год город был местом сбора русской армии, разбившей польское, литовское и казачье войска.Нижний Новгород славился своими ежегодными ярмарками, проводившимися с 1817 по 1930 год, за исключением периода большевистской революции и гражданской войны. Каменный кремль с башенками датируется 13 веком. Здесь находятся две церкви 13 века, дворец (1625–31), Успенская церковь (1672–74), Строгановская и Рождественская церкви (конец 17 - начало 18 вв.). Университет был основан в 1918 году. Нижний Новгород назывался Горьким с 1932 по 1991 год по имени Максима Горького, который здесь родился.

Колумбийская электронная энциклопедия, 6-е изд.Авторские права © 2012, Columbia University Press. Все права защищены.

См. Дополнительные статьи Энциклопедии по: Политическая география стран СНГ и Балтии

.

: Транспорт и карты :: Туризм :: Россия-Инфоцентр



(Источник: http://photo-bazar.ru/?p=6509)

Нижний Новгород очаровывает своих посетителей сохранившейся архитектурой эпохи Возрождения и сталинского ампира.

Это классический пример сайта, где настоящее извлекает пользу из прошлого, а не отрицает его. В городе более 600 уникальных памятников истории, архитектуры и культуры, внесенных ЮНЕСКО в список самых ценных в историческом и культурном отношении городов мира.

Как добраться до аэропорта Нижнего Новгорода - заказать трансфер онлайн

Один из лучших способов - заказать трансфер в аэропорт Нижнего Новгорода онлайн заранее, когда у вас будет время выбрать подходящую таксопарку с англоговорящими водителями.

Вы можете поймать такси по прибытии прямо в аэропорту, но всегда следует остерегаться езды на нелицензированном такси. Помните, что ездить на нелицензионном такси может быть опасно, к тому же цены, запрашиваемые до и после поездки, могут сильно отличаться.

Забронировать трансфер в аэропорт Нижнего Новгорода онлайн особенно удобно, если у вас поздний рейс, так как вы можете быть уверены, что ночью не застрянете в пробке.

Russia-IC рекомендует услуги трансфера Киви и трансферы из / в аэропорт. Здесь вы можете оформить бронирование в аэропорт Нижнего Новгорода и выбрать понравившуюся машину, включая класс машины, стандарт или бизнес.

Все автомобили оснащены GPS, постоянно проверяются, все водители имеют лицензии.Большинство автомобилей оборудованы терминалами, поэтому вы можете оплатить такси кредитной картой (American Express, Visa, Master Card и т. Д.).

Как заказать трансфер в аэропорт Нижнего Новгорода онлайн:

1. Найдите нужный маршрут
Выберите в поисковой строке аэропорт, город или вокзал Нижнего Новгорода.

2. Заказать трансфер онлайн
Укажите дату и время трансфера, номер рейса, адрес или название отеля и другие детали поездки.Оставьте свои контактные данные и внесите предоплату. Как только вы это сделаете, машина будет забронирована.

3. Вас встретит водитель
В назначенное время и место вас встретит наш водитель. Он будет с вашей табличкой и всей необходимой информацией о поездке. Он поможет вам с багажом и с комфортом доставит вас к месту назначения.

Это самый простой способ добраться до аэропорта Нижнего Новгорода.

Забронировать Тур по России: Последнее путешествие царей (Москва, Суздаль, Владимир, Нижний Новгород, Казань, Екатеринбург)

Бронирование.com


Автор: Анна Дорожкина


.

Смотрите также