Междуречье волги и оки карта


Междуречье Волги и Оки - нерусское сердце России: mysliwiec — LiveJournal

Страница из русского школьного учебника:
..."прежде всего междуречье Волги и Оки, ядро формирования русского народа. Именно отсюда русские расселялись по огромной территории России на север, восток и юг".

А вот карта того самого сердечного, ядрено-русского окско-волжского четыреугольнка
(приблизительно до 1350 года).
Коренные финно-угорские народы - меря (с середины 1700-х годов уже полностью денационализирована до степени русскости) есть, мокша есть, эрзя (на карте Арзамас ещё носит неискаженное название Эрдзямас, в переводе эрзя-земля) есть, мещера (сегодня тоже ужерусские) есть, мурома (и эти уже русские) есть, вепсы есть, марийцы есть.
Найдите здесь русских:

С возможностью хорошего увеличения тут: Oksko-Werkhnevolzsky_chetyrekhugolnik

Если вы скажете , так это ж давно было, это ж 1300-е годы, вот вам 19-й век,.
Ещё тогда в России обрусевших было намного меньше чем сегодня
(характерно что и автор цитаты о современных ему русских, сам тоже русский в первом поколении, из украинцев Сухомлын-ов - сухой млын в переводе на русский это сухая мельница) :

Это 1830 год, начало 19 века.
Но и в начале 20-го века, практически весь север России , тот самый север, про который нам сегодня врут русские, что именно там сохранилась древняя исконная славянская Русь во всей своей чистоти, оказывается ещё не знал русского языка.
О чем свидетельствует ещё одна, изданная в Российской империи (в 1914 году) карта.
Читать и смотреть здесь:

Крап красный, крап бѣлый, и дальше рѣчных берегов русскаго языка 101 год назад не понимающие русскіе

Картінка для прівлѣченія і пониманія:

Группа сѣверных інородцев Россіи. Малорослый вепс Путин в цѣнтре во втором ряду .
Фотографіческая карточка №72. Группа сѣверных інородцев Россіи із альбома Н.А.Шабунина «Путешествіе на сѣвер», 1906 г.


И в конце всего один вопрос:
-Кто мне покажет карту этнических земель русского народа, таких земель на территории России, где русские славяне были бы аборигенным = автохтонным = коренным народом?
Хочу хоть раз в жизни увидеть.

Цей пост також розміщено на: https://mysliwiec.dreamwidth.org/2953917.html
Коментів:

История: Наука и техника: Lenta.ru

«Никакие вы не славяне, на самом деле вы финно-угры!» — такие упреки в полемическом задоре часто адресуют русским людям некоторые жители одной соседней с Россией страны. И дальше следуют пространные рассуждения о том, что во времена Киевской Руси на территории нынешней Центральной России обитали финские племена, которые якобы и есть предки нынешних русских. Понятно, что такой бессмысленный и примитивный демагогический прием применяется исключительно в пропагандистских целях, чтобы потешить уязвленное и еще не совсем сформированное национальное самосознание. «Лента.ру» рассказывает, почему подобные претензии несостоятельны, но в то же время дают нам возможность вспомнить малоизвестные страницы нашей ранней истории.

Все мы знаем, что междуречье Волги и Оки стало не только ядром российского государства, но и местом, где сформировался и вышел на историческую арену русский народ. Но если внимательно посмотреть на карту Центральной России, то можно заметить удивительную закономерность — очень многие топонимы (названия географических объектов) имеют явно неславянское происхождение. Например — Москва, Ока, Яхрома, Векса, Лехта, Неро, Толгобол, Нерехта, Печегда, Кинешма, Кострома, Чухлома, Палех, Ухтома, Шуя, Валдай, Селигер, Киржач, Клязьма, Колокша, Хохлома, Вирея, Пахра, Талдом и многие другие. А если еще взглянуть на историческую карту тысячелетней давности, то обнаружится, что этот регион в ту пору почти исключительно был населен финскими племенами мурома, мещера и меря. Поэтому многие вышеперечисленные топонимы имеют финноязычное происхождение. И если наименования мещера и мурома сохранились до наших дней в названиях подмосковной природной территории и известного города Владимирской области, то от мери не осталось почти ничего.

Племя меря в древности занимало обширную территорию Залесья от берегов Москвы-реки в районе современного Звенигорода до Волги и Галичского озера. Кстати, нынешний Галич в Костромской области, основанный переселенцами из современного Галича в Ивано-Франковской области Украины (именно от него появились наименования Галичина и Галиция), первоначально назывался Галич Мерьский. Меря жили небольшими поселениями по берегам многочисленных рек и озер, стараясь не заходить далеко в дремучие леса. Занимались они преимущественно собирательством, охотой, рыболовством и скотоводством. Археологи считают, что до появления славян земледелие в нынешней Центральной России почти отсутствовало. Это и неудивительно: регион и позже долго считался зоной рискованного земледелия. Из-за неблагоприятных природно-климатических условий здешние почвы часто давали весьма скудные урожаи.

Меря оставались язычниками, у них был распространен культ священных камней. Один из них — Синий камень — сохранился на берегу Плещеева озера под Переславлем-Залесским и до сих пор остается местом почитания паломников. Умерших людей меря сжигали на больших ритуальных кострах по берегам рек и озер. Племенным центром меря ученые считают Сарское городище, с VII века существовавшее на южном берегу озера Неро в Ярославской области, где археологи обнаружили большое количество серебряных монет из Европы. Что потом стало с Сарским городищем, имело ли оно отношение к неподалеку возникшему в IX веке Ростову Великому — на сей счет историки спорят до сих пор.

Синий камень на Плещеевом озере в Переславле-Залесском

Фото: Сергей Куликов / Интерпресс / ТАСС

Славянская колонизация Залесья началась еще в конце первого тысячелетия нашей эры. Она проходила волнообразно с трех направлений. Сначала с северо-запада и запада (со стороны нынешних Великого Новгорода и Смоленска) сюда пришли ильменские словене и кривичи. Потом с юга прибыли вятичи, северяне и радимичи. И наконец, уже во времена Древнерусского государства на территорию Волго-Окского междуречья началась массовая миграция жителей южной и юго-западной Руси. Любопытно, что построенным здесь новым городам они часто давали названия родных мест: помимо уже упоминавшегося Галича, это Владимир, Переяславль, Перемышль, Вышгород и многие другие. Колонизация региона славянами была настолько обширной, что уже в домонгольскую эпоху их численное преобладание стало тут несомненным.

Что же тогда стало с коренным финским населением? Куда оно делось: было ли уничтожено пришельцами, было ли ими ассимилировано или ушло дальше в леса? Судя по всему, в основном славянское освоение этой территории проходило мирно, что не исключало отдельных столкновений и конфликтов. Археологические данные показывают, что в течение долгого времени славяне и финны жили вместе или рядом. Например, в Тимеревском городище под Ярославлем (сам город был основан ростовским князем Ярославом Мудрым на месте небольшого финского поселения) ученые нашли как славянские и мерянские, так и скандинавские захоронения. Что касается последних, то это не должно удивлять — именно викинги долгое время доминировали в этом регионе.

Видимо, из-за весьма слабой заселенности Залесья финскими племенами к началу колонизации славянами те впоследствии полностью растворились среди пришельцев. Такая стремительная ассимиляция не должна удивлять: помимо того, что славян было гораздо больше, они находились на более высоком уровне общественно-политического развития, чем аборигены. Например, историк Василий Ключевский писал, что у диковатых финских племен «не были в обычае вечевые сходки», столь характерные для жителей Киева, Чернигова или Ростова и Суздаля. При освоении Залесья славянские колонисты в первую очередь селились не на свободных территориях, а на землях, уже освоенных местным финским населением. Возможно, именно из-за этого некоторая часть меря, издавна проживавших в междуречье Волги и Оки, потом ушла дальше в непроходимые леса Заволжья. Отдельные ученые отождествляют этих людей с современными марийцами или даже с мордвой (эрзя и мокшей).

Изображение: public domain

Некоторые исследователи считают, что меря все же оставили внушительное наследство в нашем языке. Например, только у восточных славян есть характерная для финно-угорских языков притяжательная лексическая конструкция «у меня есть». И действительно, поляк, чех или хорват в подобном случае скажет «я имею». Влиянием мерянского языка также объясняют особенность склонения существительных мужского рода, где в родительном падеже вместе с общеславянской формой -у, -ю (много народу, принести чаю) существует типичный для финских языков вариант -а, -я (много народа, принести чая). Многие русские диалектные слова сторонники этой теории также выводят из финских языков. Трудно судить, насколько это верно — мерянский язык не сохранился до наших дней и не оставил после себя достоверных письменных источников. Обнаружить его отголоски в местных говорах русского языка так и не удалось, а попытки некоторых энтузиастов восстановить или сконструировать мерянский лексический строй в научном смысле выглядят сомнительными.

Вопрос об участии меря и других финноязычных народов в этногенезе русского народа до сих пор остается дискуссионным. В русском фольклоре нет сколь-нибудь явных и отчетливых отголосков о контактах с финскими племенами, жившими на этой территории до прихода славян. Скорее всего, это еще раз подтверждает стремительный и естественный характер их возможной ассимиляции.

Однако в последние годы в России бурно развивается движение мерянского этнофутуризма, и заметно растет интерес к истории финно-угорских народов. Это в том числе проявляется в стремлении отдельных энтузиастов доказать, что вклад мерян в формирование русского народа был более значительным, чем до сих пор принято считать. Некоторые даже пытаются искусственно сконструировать новые субэтнические идентичности (например, кацкарей в Ярославской области) и доказать, что они вместе с сицкарями и мологжанами остались единственными прямыми потомками мерянского народа.

Материалы по теме

09:07 — 27 марта 2016

В любом случае на заре русской истории влияние меря на дальнейшее развитие нашей страны было весьма ощутимым. Современный археолог Андрей Леонтьев считает, что история этого небольшого финского народа по сути стала предысторией Северо-Восточной Руси: «Сложившаяся в эпоху мери география расселения, внешние и внутренние связи отдельных районов во многом определили особенности формирования первоначальной территории и центров Ростовского княжества». Впоследствии Ростовское княжество преобразовалось в Ростово-Суздальскую землю (Суздальско-Владимирскую Русь), ставшую предтечей Великого княжества Московского и Российского государства.

Что касается невежественных отрицателей славянского происхождения русского народа, то им следовало бы помнить следующее. Этническая идентичность прежде всего определяется не генетиками и антропологами с их гаплогруппами и черепомерками, а национальной культурой и языком, с которыми люди себя соотносят. История знает немало примеров, когда в формировании многих великих народов участвовали совершенно разные этнические группы. Замечательный русский писатель Константин Ушинский (похороненный, кстати, в Киеве) еще в XIX веке мудро заметил, что «племя финское … это — какой-то цемент, на котором заложились все новые северные, европейские государства, что еще в большем смысле относится к России. Шведы, датчане, обитатели всего балтийского поморья, русские — все начинают свою историю каким-то молчаливым исчезновением финских племен. Кажется, они как будто сами составляют элемент доисторический и разгоняются вместе с мраком, покрывающим жизнь европейского человека».

Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес и президент России Дмитрий Медведев на V Всемирном Конгрессе финно-угорских народов. Ханты-Мансийск, 2008 год

Фото: Dmitry Lovetsky / AP

Увы, в русской национальной памяти никаких следов о мери не сохранилось. Об исчезнувшем загадочном народе напоминают лишь многочисленные названия рек, озер и населенных пунктов современной Центральной России, а также снятый несколько лет назад грустный артхаусный фильм «Овсянки».

Волго-Окское междуречье — Documentation

Материал из Documentation.

(Перенаправлено с Окско-Волжское междуречье)

Волго-Окское междуречье — регион в европейской части России между реками Волга и Ока.

Верхневолжская культура — ар­хео­ло­гическая куль­ту­ра ран­не­го не­оли­та в Верх­нем По­вол­жье и Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье (конец VI — 1-я четверть IV тыс. до н. э.). В ос­но­ве хо­зяй­ст­ва — охо­та, ры­бо­лов­ст­во, со­би­ра­тель­ст­во.[1]

Льяловская культура — ар­хео­ло­гическая куль­ту­ра раз­ви­то­го не­оли­та (IV тыс. до н. э.) в Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье. В начале III тыс. до н. э. льяловская культура сме­ня­ет­ся волосовской куль­ту­рой.[2]

Волосовская культура — ар­хео­ло­гическая куль­ту­ра (куль­тур­но-ис­то­рическая об­ласть) позд­не­го не­оли­та и на­ча­ла эпо­хи ран­не­го ме­тал­ла (конец IV — ру­беж III—II тыс. до н. э.) в лес­ных и ле­со­степ­ных рай­онах цен­тра Рус­ской рав­ни­ны и Среднего По­вол­жья. В ос­но­ве хо­зяй­ст­ва — ры­бо­лов­ст­во и охо­та. Ан­тро­по­ло­гический тип но­си­те­лей волосовской культуры оп­ре­де­лён как се­вер­ный ев­ро­пео­ид­ный, ино­гда с ла­по­но­ид­ны­ми чер­та­ми. Волосовская культура яви­лась од­ним из ком­по­нен­тов в сло­же­нии чир­ков­ской (или фать­я­но­ид­ной), ран­ней при­ка­зан­ской, позд­ня­ков­ской куль­ту­ры и других.[3]

Около 3500 лет до н. э., на­ря­ду с род­ст­вен­ной во­ло­сов­ской куль­ту­рой, в Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье по­яв­ля­ет­ся верхнеднепровская культура.[4]

Поздняковская культура — ар­хео­логическая куль­ту­ра позд­не­го брон­зо­во­го ве­ка (17/16-13/12 вв. до н. э.) в Ниж­нем и Сред­нем По­очье, Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье, По­су­рье, пра­во­бе­реж­ных рай­онах Ма­рий­ско-Чу­ваш­ско­го По­вол­жья. В ос­но­ве хо­зяй­ст­ва — жи­вот­но­вод­ст­во с до­ми­ни­ро­ва­ни­ем круп­но­го ро­га­то­го ско­та; раз­во­ди­ли так­же ло­ша­дей и сви­ней. Важ­ную под­соб­ную роль иг­ра­ли охо­та и ры­бо­лов­ст­во. Про­ис­хо­ж­де­ние поздняковской культуры свя­зы­ва­ют с про­дви­же­ни­ем в 1-й четверти II тыс. до н. э. в северные рай­оны ле­со­сте­пи Рус­ской рав­ни­ны но­си­те­лей сруб­ной куль­ту­ры и её взаи­мо­дей­ст­ви­ем с по­ство­ло­сов­ской, ша­гар­ской и другими ме­ст­ны­ми куль­ту­ра­ми. На про­тя­же­нии все­го су­ще­ст­во­ва­ния поздняковская культура взаи­мо­дей­ст­во­ва­ла с куль­ту­рой тек­стиль­ной ке­ра­ми­ки, что при­ве­ло к ас­си­ми­ля­ции основной час­ти но­си­те­лей поздняковской культуры.[5]

С середины I тыс. до н. э. и до середины I тыс. н. э. пространства между Волгой и Окой занимали так называемые дьяковские племена. Большинство исследователей связывают дьяковскую культуру с финно-угорской этнической общностью. В настоящее время определены хронологические рамки дьяковкой культуры — VII—VI вв. до н. э. — V—VI вв. н. э. Однако обнаруженные материалы позволяют утверждать, что жизнь на дьяковских городищах продолжалась вплоть до IX в., то есть до начала заселения северо-восточных земель славянами. На основании материалов таких хорошо известных памятников, как Дьяково городище под Москвой, Попадьинское селище близ Ярославля, Березняковское и Дурасово городище в Ярославском и Костромском Поволжье, можно восстановить картину жизни людей, населявших эту территорию в I тыс. н. э., — скотоводов и земледельцев, охотников и рыболовов. В слоях дьяковской культуры много остатков и следов литейного дела и ювелирного производства, ткачества и других ремесел. Дьяковские племена не были изолированы от внешнего мира и поддерживали связи, носившие, видимо, характер обмена, с северо-западом (балты) и Прикамьем (ананьинские племена).[6]

Вещевые находки провинциальноримских среднеевропейских типов, фиксируемые в междуречье Волги и Оки, свидетельствуют о том, что миграционные волны середины I тыс. н. э. затронули в том числе и эти земли. До этого западные области междуречья принадлежали балтским племенам, в некоторой степени родственным племенам днепро-двинской культуры (позднедьяковские древности Москворечья и Верхневолжья), восточную часть его заселяли поволжские финны. Расселение среднеевропейского населения полностью нарушило культурную жизнь и быт местных племён.[7]

С IX века на всей территории Волго-Окского междуречья стремительно идет ассимиляция мери славяно-русскими переселенцами, продвигающимися сюда из северо-западных земель, что привело к исчезновению мерянского этнокультурного массива в начале XII века. Не везде данный процесс шёл одинаково полно и быстро. В стороне от магистральных путей вплоть до XII—XIII веков сохранялись старые традиции и многие местные черты. Примером может служить Зубаревский могильник вблизи впадения Шексны в Волгу. Здесь и в погребальном обряде и в инвентаре хорошо фиксируются финно-угорские мерянские элементы.[8]

[править] Славянское заселение

[править] V—VIII века

Славянский этнический элемент в составе среднеевропейского населения, колонизовавшего междуречье Волги и Оки, фиксируется прежде всего находками браслетообразных височных колец с незавязанными (сомкнутыми или заходящими) концами. Они появляются в этих землях в V—VI веках и идентичны тушемлинским.[9]

В VII веке славяне — носители браслетообразных височных колец с сомкнутыми концами появились в области расселения финского племени муромы. Находки браслетообразных височных украшений в памятниках муромы можно рассматривать как свидетельство инфильтрации славянского населения в среду этого племени. Вскоре традиция ношения височных колец переносится на часть местного населения. Вырабатывается своеобразный тип щитковоконечных браслетообразных колец: один конец их оформлялся в виде овально-округлого щитка с отверстием, другой завершался крючкообразно. Такие украшения распространяются среди муромских женщин, и они сосуществуют в одних и тех же могильниках вместе с браслетообразными сомкнутыми кольцами.[10]

Славяне — носители браслетообразных височных колец с сомкнутыми или заходящими концами, осевшие в середине I тыс. н. э. в западных районах Волго-Окского междуречья и в междуречье Волги и Клязьмы, в течение нескольких столетий ассимилировали проживавшие здесь балтские и финноязычные племена и стали ядром-основой древнерусского населения Северо-Восточной Руси.[11]

[править] IX—XII века

Е. И. Горюнова отнесла начало массового заселения Волго-Окского междуречья славянами к концу Х века, а вторая его волна пришлась на XI—XII века.[12]

В IX веке на территории Волго-Окского междуречья, слабо заселённой финно-уграми, появляются славяне, которые либо создают новые поселения, либо оседают на уже обжитых местах. Основными путями продвижения славян были реки, входящие в систему Волжского пути, и начиная с этого времени он из внутреннего водного пути финно-угорских племен превращается в торную дорогу новгородских словен в их движении в Залесскую землю. Первоначально новое население обосновывается в небольшом регионе, по крайней мере только здесь, в Волго-Окском междуречье, известны славяно-русские древности IX века, — от места впадения реки Которосли в Волгу до Плещеева озера.[13]

Историко-археологические наблюдения совпадают с заключениями лингвистов. Выяснено, что поток переселенцев из новгородских земель был неоднороден по своему этническому составу. Они расселялись в основном в левобережье Волги, но некоторые группы их проникали и оседали в отдельных районах по правую сторону Волги, особенно на территории нынешних Ярославской и отчасти Ивановской областей. Переселенцы принесли с собой много нового. Во-первых, стало распространяться пашенное земледелие, что вызвало своего рода революцию в экономике. Славяне и пришедшие с ними скандинавы включили данный регион в сферу международной торговли. Новым населением был создан ряд торгово-ремесленных центров, прообразов раннефеодальных древнерусских городов. Изменения происходили и в духовной культуре, идеологии. Появился новый погребальный обряд — курган. Наконец, главным материалом становится не кость, а железо.[14]

В Х веке славяне расселяются из этого района по всему Суздальскому ополью вплоть до реки Клязьмы.[15]

В XI—XII веках в Волго-Окское междуречье усилился приток населения с юго-запада Руси, а северо-западное направление отходило на второй план.[16]

У русского на­се­ле­ния в ме­ж­ду­ре­чье Оки и Вол­ги (Мо­с­ков­ская, Вла­ди­мир­ская, Твер­ская гу­бер­нии, се­вер Ка­луж­ской, Ря­зан­ской и Пен­зен­ской и часть Ни­же­го­род­ской гу­бер­ний) сфор­ми­ро­вал­ся сме­шан­ный тип куль­ту­ры: жи­ли­ще на под­кле­те сред­ней вы­со­ты, са­ра­фан­ный ком­плекс жен­ско­го кос­тю­ма, го­во­ры, на се­ве­ре — с «ока­ю­щим», на юге — с «ака­ю­щим» про­из­но­ше­ни­ем. Здесь вы­де­ля­лись тер­ри­то­ри­аль­ные груп­пы: ме­ще­ра ле­во­бе­реж­но­го За­очья — по­том­ки об­ру­сев­ше­го фин­но-угор­ско­го пле­ме­ни; ко­ре­лы — груп­па пе­ре­се­лив­ших­ся в Ме­дын­ский уезд Ка­луж­ской губернии твер­ских ка­ре­лов и другие.[17]

Восточно-великорусские говоры междуречья Волги и Оки, согласно акцентологическим изысканиям, составляют особую (четвёртую) группу. «Диалекты этой группы ввиду сугубой архаичности их акцентной системы не могут быть объяснены как результат вторичного развития какой-либо из известных акцентологических систем, а должны рассматриваться как наиболее раннее ответвление от праславянского; этнос носителей этого диалекта представляет, по-видимому, наиболее ранний восточный колонизационный поток славян». Достаточно ранняя изоляция этого диалекта, как считают его исследователи, препятствовала распространению «долготной» и «краткостной» оттяжек, свойственных другим первоначальным диалектным группам праславянского языка.[18]

Распространение браслетообразных сомкнутых височных колец XI—XIII веков в значительной степени соответствует региону говоров четвёртой акцентологической группы.[19]

[править] Населённые пункты

Древние города в междуречье Волги и Оки: Москва, Суздаль, Дмитров, Звенигород, Коломна, Перемышль Московский, Владимир и другие.[20]

  • Алексеева Т. И. Антропологический состав населения Волго-Окского бассейна //Антропологический сборник. М. — 1956
  • Горюнова Е. И. Этническая история Волго-Окского междуречья. — Изд-во Академии наук СССР, 1961. — №. 94
  • Жилин М. Г. Мезолит Волго-Окского междуречья: некоторые итоги изучения за последние годы //Проблемы каменного века Русской равнины. М. — 2004. — С. 92-139.
  • Измайлов И. В. Население птиц сосновых лесов [Волго-Окского междуречья] //Птицы Волго-Окского междуречья. — 1986. — С. 26-37
  • Кольцов Л. В. Культурные различия в раннем мезолите Волго-Окского междуречья //Восточная Европа в эпоху камня и бронзы. М. — 1976. — С. 21-26
  • Кольцов Л. В. Некоторые итоги изучения мезолита Волго-Окского междуречья // СА. М. — 1965. — №. 4
  • Кольцов Л. В. О сезонном функционировании мезолитических стоянок (по материалам Волго-Окского междуречья) // СА. — 1985. — Т. 3. — С. 25-36.
  • Кольцов Л. В., Жилин М. Г. Мезолит Волго-Окского междуречья // Памятники бутовской культуры. М. — 1999
  • Костылёва Е. Л., Уткин А. В. Нео-энеолитические могильники Верхнего Поволжья и Волго-Окского междуречья: Планиграфические и хронологические структуры //М.: ТАУС. — 2010.
  • Костылёва Е. Л., Уткин А. В. Хронология погребального обряда волосовской культуры на территории Верхнего Поволжья и Волго-Окского междуречья //Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда в Суздале. М. — 2008. — Т. 1. — С. 230—233
  • Крайнов Д. А. Древнейшая история Волго-Окского междуречья: Фатьяновская культура. II тысячелетие до н. э. — Наука, 1972
  • Крайнов Д. А. Некоторые спорные вопросы древнейшей истории Волго-Окского междуречья // Вып. — 1964. — Т. 97. — С. 3-19
  • Крайнов Д. А., Кольцов Л. В. Проблемы первобытной археологии Волго-Окского междуречья (по результатам работ Верхневолжской экспедиции ИА АН СССР) //Советская археология в X пятилетке. Всесоюз. конф.: Тез. докл. Л. — 1979. — С. 22-26
  • Кучкин В. А. Волго-Окское междуречье и Нижний Новгород в средние века // Нижний Новгород: Кварц. — 2011
  • Лозовский В. М. Искусство мезолита-раннего неолита Волго-Окского междуречья (по материалам стоянки Замостье-2) //Древности Залесского края. Сергиев Посад. — 1997. — С. 33-51
  • Раушенбах В. М. Неолитические племена бассейнов верхнего Поволжья и Волго-Окского междуречья //Этнокультурные общности лесной и лесостепной зоны европейской части СССР в эпоху неолита. МИА. — 1973. — №. 172. — С. 152—158
  • Розенфельдт И. Г. Древности западной части Волго-Окского междуречья в VI—IX вв. — Наука, 1982
  • Седов В. В. Балтская гидронимика Волго-Окского междуречья //Древнее поселение в Подмосковье. М. — 1971. — С. 89-114
  • Сидоров В. В. Льяловская культура в западной части Волго-Окского междуречья //Автореф. дисс. на соиск. уч. степени канд. истор. наук. — 1986. — Т. 22
  • Сорокин А. Н. Поздние памятники бутовской культуры и проблема генезиса раннего неолита Волго-Окского междуречья // Актуальные вопросы Волго-Окского мезолита. М. — 1991
  • Спиридонова Е. А., Алешинская А. С. Динамика природной среды Волго-Окского междуречья с I тысячелетия до н. э. по II тысячелетие н. э // Российская археология. — 2004. — №. 3. — С. 33-43
  • Спиридонова Е. А., Алешинская А. С. Особенности формирования и структуры растительного покрова Волго-Окского междуречья в эпоху мезолита //ЕА Спиридонова, АС Алешинская. — 1996. — С. 65-70
  • Энговатова А. В. Хронология эпохи неолита Волго-Окского междуречья //Тверской археологический сборник. — 1998. — №. 3. — С. 238—246
  • Энговатова А. В., Жилин М. Г., Спиридонова Е. А. Хронология верхневолжской ранненеолитической культуры (по материалам многослойных памятников Волго-Окского междуречья) //Российская археология. — 1998. — Т. 2. — С. 11-21
  1. ↑ [1]
  2. ↑ [2]
  3. ↑ [3]
  4. ↑ [4]
  5. ↑ [5]
  6. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  7. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  8. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  9. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  10. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  11. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  12. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  13. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  14. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  15. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  16. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  17. ↑ [6]
  18. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  19. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  20. ↑ НЕКОТОРЫЕ ГОРОДА ВОЛГО-ОКСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ В XII—XIV ВВ. ПО ДАННЫМ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ 1930—1940-х гг., К ВОПРОСУ О ХАРАКТЕРЕ РАЗВИТИЯ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ РУСИ В МОНГОЛЬСКИЙ ПЕРИОД

Волго-Окское междуречье — Documentation

Материал из Documentation.

(Перенаправлено с Междуречье Оки и Волги)

Волго-Окское междуречье — регион в европейской части России между реками Волга и Ока.

Верхневолжская культура — ар­хео­ло­гическая куль­ту­ра ран­не­го не­оли­та в Верх­нем По­вол­жье и Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье (конец VI — 1-я четверть IV тыс. до н. э.). В ос­но­ве хо­зяй­ст­ва — охо­та, ры­бо­лов­ст­во, со­би­ра­тель­ст­во.[1]

Льяловская культура — ар­хео­ло­гическая куль­ту­ра раз­ви­то­го не­оли­та (IV тыс. до н. э.) в Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье. В начале III тыс. до н. э. льяловская культура сме­ня­ет­ся волосовской куль­ту­рой.[2]

Волосовская культура — ар­хео­ло­гическая куль­ту­ра (куль­тур­но-ис­то­рическая об­ласть) позд­не­го не­оли­та и на­ча­ла эпо­хи ран­не­го ме­тал­ла (конец IV — ру­беж III—II тыс. до н. э.) в лес­ных и ле­со­степ­ных рай­онах цен­тра Рус­ской рав­ни­ны и Среднего По­вол­жья. В ос­но­ве хо­зяй­ст­ва — ры­бо­лов­ст­во и охо­та. Ан­тро­по­ло­гический тип но­си­те­лей волосовской культуры оп­ре­де­лён как се­вер­ный ев­ро­пео­ид­ный, ино­гда с ла­по­но­ид­ны­ми чер­та­ми. Волосовская культура яви­лась од­ним из ком­по­нен­тов в сло­же­нии чир­ков­ской (или фать­я­но­ид­ной), ран­ней при­ка­зан­ской, позд­ня­ков­ской куль­ту­ры и других.[3]

Около 3500 лет до н. э., на­ря­ду с род­ст­вен­ной во­ло­сов­ской куль­ту­рой, в Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье по­яв­ля­ет­ся верхнеднепровская культура.[4]

Поздняковская культура — ар­хео­логическая куль­ту­ра позд­не­го брон­зо­во­го ве­ка (17/16-13/12 вв. до н. э.) в Ниж­нем и Сред­нем По­очье, Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье, По­су­рье, пра­во­бе­реж­ных рай­онах Ма­рий­ско-Чу­ваш­ско­го По­вол­жья. В ос­но­ве хо­зяй­ст­ва — жи­вот­но­вод­ст­во с до­ми­ни­ро­ва­ни­ем круп­но­го ро­га­то­го ско­та; раз­во­ди­ли так­же ло­ша­дей и сви­ней. Важ­ную под­соб­ную роль иг­ра­ли охо­та и ры­бо­лов­ст­во. Про­ис­хо­ж­де­ние поздняковской культуры свя­зы­ва­ют с про­дви­же­ни­ем в 1-й четверти II тыс. до н. э. в северные рай­оны ле­со­сте­пи Рус­ской рав­ни­ны но­си­те­лей сруб­ной куль­ту­ры и её взаи­мо­дей­ст­ви­ем с по­ство­ло­сов­ской, ша­гар­ской и другими ме­ст­ны­ми куль­ту­ра­ми. На про­тя­же­нии все­го су­ще­ст­во­ва­ния поздняковская культура взаи­мо­дей­ст­во­ва­ла с куль­ту­рой тек­стиль­ной ке­ра­ми­ки, что при­ве­ло к ас­си­ми­ля­ции основной час­ти но­си­те­лей поздняковской культуры.[5]

С середины I тыс. до н. э. и до середины I тыс. н. э. пространства между Волгой и Окой занимали так называемые дьяковские племена. Большинство исследователей связывают дьяковскую культуру с финно-угорской этнической общностью. В настоящее время определены хронологические рамки дьяковкой культуры — VII—VI вв. до н. э. — V—VI вв. н. э. Однако обнаруженные материалы позволяют утверждать, что жизнь на дьяковских городищах продолжалась вплоть до IX в., то есть до начала заселения северо-восточных земель славянами. На основании материалов таких хорошо известных памятников, как Дьяково городище под Москвой, Попадьинское селище близ Ярославля, Березняковское и Дурасово городище в Ярославском и Костромском Поволжье, можно восстановить картину жизни людей, населявших эту территорию в I тыс. н. э., — скотоводов и земледельцев, охотников и рыболовов. В слоях дьяковской культуры много остатков и следов литейного дела и ювелирного производства, ткачества и других ремесел. Дьяковские племена не были изолированы от внешнего мира и поддерживали связи, носившие, видимо, характер обмена, с северо-западом (балты) и Прикамьем (ананьинские племена).[6]

Вещевые находки провинциальноримских среднеевропейских типов, фиксируемые в междуречье Волги и Оки, свидетельствуют о том, что миграционные волны середины I тыс. н. э. затронули в том числе и эти земли. До этого западные области междуречья принадлежали балтским племенам, в некоторой степени родственным племенам днепро-двинской культуры (позднедьяковские древности Москворечья и Верхневолжья), восточную часть его заселяли поволжские финны. Расселение среднеевропейского населения полностью нарушило культурную жизнь и быт местных племён.[7]

С IX века на всей территории Волго-Окского междуречья стремительно идет ассимиляция мери славяно-русскими переселенцами, продвигающимися сюда из северо-западных земель, что привело к исчезновению мерянского этнокультурного массива в начале XII века. Не везде данный процесс шёл одинаково полно и быстро. В стороне от магистральных путей вплоть до XII—XIII веков сохранялись старые традиции и многие местные черты. Примером может служить Зубаревский могильник вблизи впадения Шексны в Волгу. Здесь и в погребальном обряде и в инвентаре хорошо фиксируются финно-угорские мерянские элементы.[8]

[править] Славянское заселение

[править] V—VIII века

Славянский этнический элемент в составе среднеевропейского населения, колонизовавшего междуречье Волги и Оки, фиксируется прежде всего находками браслетообразных височных колец с незавязанными (сомкнутыми или заходящими) концами. Они появляются в этих землях в V—VI веках и идентичны тушемлинским.[9]

В VII веке славяне — носители браслетообразных височных колец с сомкнутыми концами появились в области расселения финского племени муромы. Находки браслетообразных височных украшений в памятниках муромы можно рассматривать как свидетельство инфильтрации славянского населения в среду этого племени. Вскоре традиция ношения височных колец переносится на часть местного населения. Вырабатывается своеобразный тип щитковоконечных браслетообразных колец: один конец их оформлялся в виде овально-округлого щитка с отверстием, другой завершался крючкообразно. Такие украшения распространяются среди муромских женщин, и они сосуществуют в одних и тех же могильниках вместе с браслетообразными сомкнутыми кольцами.[10]

Славяне — носители браслетообразных височных колец с сомкнутыми или заходящими концами, осевшие в середине I тыс. н. э. в западных районах Волго-Окского междуречья и в междуречье Волги и Клязьмы, в течение нескольких столетий ассимилировали проживавшие здесь балтские и финноязычные племена и стали ядром-основой древнерусского населения Северо-Восточной Руси.[11]

[править] IX—XII века

Е. И. Горюнова отнесла начало массового заселения Волго-Окского междуречья славянами к концу Х века, а вторая его волна пришлась на XI—XII века.[12]

В IX веке на территории Волго-Окского междуречья, слабо заселённой финно-уграми, появляются славяне, которые либо создают новые поселения, либо оседают на уже обжитых местах. Основными путями продвижения славян были реки, входящие в систему Волжского пути, и начиная с этого времени он из внутреннего водного пути финно-угорских племен превращается в торную дорогу новгородских словен в их движении в Залесскую землю. Первоначально новое население обосновывается в небольшом регионе, по крайней мере только здесь, в Волго-Окском междуречье, известны славяно-русские древности IX века, — от места впадения реки Которосли в Волгу до Плещеева озера.[13]

Историко-археологические наблюдения совпадают с заключениями лингвистов. Выяснено, что поток переселенцев из новгородских земель был неоднороден по своему этническому составу. Они расселялись в основном в левобережье Волги, но некоторые группы их проникали и оседали в отдельных районах по правую сторону Волги, особенно на территории нынешних Ярославской и отчасти Ивановской областей. Переселенцы принесли с собой много нового. Во-первых, стало распространяться пашенное земледелие, что вызвало своего рода революцию в экономике. Славяне и пришедшие с ними скандинавы включили данный регион в сферу международной торговли. Новым населением был создан ряд торгово-ремесленных центров, прообразов раннефеодальных древнерусских городов. Изменения происходили и в духовной культуре, идеологии. Появился новый погребальный обряд — курган. Наконец, главным материалом становится не кость, а железо.[14]

В Х веке славяне расселяются из этого района по всему Суздальскому ополью вплоть до реки Клязьмы.[15]

В XI—XII веках в Волго-Окское междуречье усилился приток населения с юго-запада Руси, а северо-западное направление отходило на второй план.[16]

У русского на­се­ле­ния в ме­ж­ду­ре­чье Оки и Вол­ги (Мо­с­ков­ская, Вла­ди­мир­ская, Твер­ская гу­бер­нии, се­вер Ка­луж­ской, Ря­зан­ской и Пен­зен­ской и часть Ни­же­го­род­ской гу­бер­ний) сфор­ми­ро­вал­ся сме­шан­ный тип куль­ту­ры: жи­ли­ще на под­кле­те сред­ней вы­со­ты, са­ра­фан­ный ком­плекс жен­ско­го кос­тю­ма, го­во­ры, на се­ве­ре — с «ока­ю­щим», на юге — с «ака­ю­щим» про­из­но­ше­ни­ем. Здесь вы­де­ля­лись тер­ри­то­ри­аль­ные груп­пы: ме­ще­ра ле­во­бе­реж­но­го За­очья — по­том­ки об­ру­сев­ше­го фин­но-угор­ско­го пле­ме­ни; ко­ре­лы — груп­па пе­ре­се­лив­ших­ся в Ме­дын­ский уезд Ка­луж­ской губернии твер­ских ка­ре­лов и другие.[17]

Восточно-великорусские говоры междуречья Волги и Оки, согласно акцентологическим изысканиям, составляют особую (четвёртую) группу. «Диалекты этой группы ввиду сугубой архаичности их акцентной системы не могут быть объяснены как результат вторичного развития какой-либо из известных акцентологических систем, а должны рассматриваться как наиболее раннее ответвление от праславянского; этнос носителей этого диалекта представляет, по-видимому, наиболее ранний восточный колонизационный поток славян». Достаточно ранняя изоляция этого диалекта, как считают его исследователи, препятствовала распространению «долготной» и «краткостной» оттяжек, свойственных другим первоначальным диалектным группам праславянского языка.[18]

Распространение браслетообразных сомкнутых височных колец XI—XIII веков в значительной степени соответствует региону говоров четвёртой акцентологической группы.[19]

[править] Населённые пункты

Древние города в междуречье Волги и Оки: Москва, Суздаль, Дмитров, Звенигород, Коломна, Перемышль Московский, Владимир и другие.[20]

  • Алексеева Т. И. Антропологический состав населения Волго-Окского бассейна //Антропологический сборник. М. — 1956
  • Горюнова Е. И. Этническая история Волго-Окского междуречья. — Изд-во Академии наук СССР, 1961. — №. 94
  • Жилин М. Г. Мезолит Волго-Окского междуречья: некоторые итоги изучения за последние годы //Проблемы каменного века Русской равнины. М. — 2004. — С. 92-139.
  • Измайлов И. В. Население птиц сосновых лесов [Волго-Окского междуречья] //Птицы Волго-Окского междуречья. — 1986. — С. 26-37
  • Кольцов Л. В. Культурные различия в раннем мезолите Волго-Окского междуречья //Восточная Европа в эпоху камня и бронзы. М. — 1976. — С. 21-26
  • Кольцов Л. В. Некоторые итоги изучения мезолита Волго-Окского междуречья // СА. М. — 1965. — №. 4
  • Кольцов Л. В. О сезонном функционировании мезолитических стоянок (по материалам Волго-Окского междуречья) // СА. — 1985. — Т. 3. — С. 25-36.
  • Кольцов Л. В., Жилин М. Г. Мезолит Волго-Окского междуречья // Памятники бутовской культуры. М. — 1999
  • Костылёва Е. Л., Уткин А. В. Нео-энеолитические могильники Верхнего Поволжья и Волго-Окского междуречья: Планиграфические и хронологические структуры //М.: ТАУС. — 2010.
  • Костылёва Е. Л., Уткин А. В. Хронология погребального обряда волосовской культуры на территории Верхнего Поволжья и Волго-Окского междуречья //Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда в Суздале. М. — 2008. — Т. 1. — С. 230—233
  • Крайнов Д. А. Древнейшая история Волго-Окского междуречья: Фатьяновская культура. II тысячелетие до н. э. — Наука, 1972
  • Крайнов Д. А. Некоторые спорные вопросы древнейшей истории Волго-Окского междуречья // Вып. — 1964. — Т. 97. — С. 3-19
  • Крайнов Д. А., Кольцов Л. В. Проблемы первобытной археологии Волго-Окского междуречья (по результатам работ Верхневолжской экспедиции ИА АН СССР) //Советская археология в X пятилетке. Всесоюз. конф.: Тез. докл. Л. — 1979. — С. 22-26
  • Кучкин В. А. Волго-Окское междуречье и Нижний Новгород в средние века // Нижний Новгород: Кварц. — 2011
  • Лозовский В. М. Искусство мезолита-раннего неолита Волго-Окского междуречья (по материалам стоянки Замостье-2) //Древности Залесского края. Сергиев Посад. — 1997. — С. 33-51
  • Раушенбах В. М. Неолитические племена бассейнов верхнего Поволжья и Волго-Окского междуречья //Этнокультурные общности лесной и лесостепной зоны европейской части СССР в эпоху неолита. МИА. — 1973. — №. 172. — С. 152—158
  • Розенфельдт И. Г. Древности западной части Волго-Окского междуречья в VI—IX вв. — Наука, 1982
  • Седов В. В. Балтская гидронимика Волго-Окского междуречья //Древнее поселение в Подмосковье. М. — 1971. — С. 89-114
  • Сидоров В. В. Льяловская культура в западной части Волго-Окского междуречья //Автореф. дисс. на соиск. уч. степени канд. истор. наук. — 1986. — Т. 22
  • Сорокин А. Н. Поздние памятники бутовской культуры и проблема генезиса раннего неолита Волго-Окского междуречья // Актуальные вопросы Волго-Окского мезолита. М. — 1991
  • Спиридонова Е. А., Алешинская А. С. Динамика природной среды Волго-Окского междуречья с I тысячелетия до н. э. по II тысячелетие н. э // Российская археология. — 2004. — №. 3. — С. 33-43
  • Спиридонова Е. А., Алешинская А. С. Особенности формирования и структуры растительного покрова Волго-Окского междуречья в эпоху мезолита //ЕА Спиридонова, АС Алешинская. — 1996. — С. 65-70
  • Энговатова А. В. Хронология эпохи неолита Волго-Окского междуречья //Тверской археологический сборник. — 1998. — №. 3. — С. 238—246
  • Энговатова А. В., Жилин М. Г., Спиридонова Е. А. Хронология верхневолжской ранненеолитической культуры (по материалам многослойных памятников Волго-Окского междуречья) //Российская археология. — 1998. — Т. 2. — С. 11-21
  1. ↑ [1]
  2. ↑ [2]
  3. ↑ [3]
  4. ↑ [4]
  5. ↑ [5]
  6. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  7. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  8. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  9. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  10. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  11. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  12. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  13. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  14. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  15. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  16. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  17. ↑ [6]
  18. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  19. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  20. ↑ НЕКОТОРЫЕ ГОРОДА ВОЛГО-ОКСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ В XII—XIV ВВ. ПО ДАННЫМ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ 1930—1940-х гг., К ВОПРОСУ О ХАРАКТЕРЕ РАЗВИТИЯ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ РУСИ В МОНГОЛЬСКИЙ ПЕРИОД

Волго-Окское междуречье — Documentation

Материал из Documentation.

(Перенаправлено с Междуречье рек Волги и Оки)

Волго-Окское междуречье — регион в европейской части России между реками Волга и Ока.

Верхневолжская культура — ар­хео­ло­гическая куль­ту­ра ран­не­го не­оли­та в Верх­нем По­вол­жье и Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье (конец VI — 1-я четверть IV тыс. до н. э.). В ос­но­ве хо­зяй­ст­ва — охо­та, ры­бо­лов­ст­во, со­би­ра­тель­ст­во.[1]

Льяловская культура — ар­хео­ло­гическая куль­ту­ра раз­ви­то­го не­оли­та (IV тыс. до н. э.) в Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье. В начале III тыс. до н. э. льяловская культура сме­ня­ет­ся волосовской куль­ту­рой.[2]

Волосовская культура — ар­хео­ло­гическая куль­ту­ра (куль­тур­но-ис­то­рическая об­ласть) позд­не­го не­оли­та и на­ча­ла эпо­хи ран­не­го ме­тал­ла (конец IV — ру­беж III—II тыс. до н. э.) в лес­ных и ле­со­степ­ных рай­онах цен­тра Рус­ской рав­ни­ны и Среднего По­вол­жья. В ос­но­ве хо­зяй­ст­ва — ры­бо­лов­ст­во и охо­та. Ан­тро­по­ло­гический тип но­си­те­лей волосовской культуры оп­ре­де­лён как се­вер­ный ев­ро­пео­ид­ный, ино­гда с ла­по­но­ид­ны­ми чер­та­ми. Волосовская культура яви­лась од­ним из ком­по­нен­тов в сло­же­нии чир­ков­ской (или фать­я­но­ид­ной), ран­ней при­ка­зан­ской, позд­ня­ков­ской куль­ту­ры и других.[3]

Около 3500 лет до н. э., на­ря­ду с род­ст­вен­ной во­ло­сов­ской куль­ту­рой, в Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье по­яв­ля­ет­ся верхнеднепровская культура.[4]

Поздняковская культура — ар­хео­логическая куль­ту­ра позд­не­го брон­зо­во­го ве­ка (17/16-13/12 вв. до н. э.) в Ниж­нем и Сред­нем По­очье, Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье, По­су­рье, пра­во­бе­реж­ных рай­онах Ма­рий­ско-Чу­ваш­ско­го По­вол­жья. В ос­но­ве хо­зяй­ст­ва — жи­вот­но­вод­ст­во с до­ми­ни­ро­ва­ни­ем круп­но­го ро­га­то­го ско­та; раз­во­ди­ли так­же ло­ша­дей и сви­ней. Важ­ную под­соб­ную роль иг­ра­ли охо­та и ры­бо­лов­ст­во. Про­ис­хо­ж­де­ние поздняковской культуры свя­зы­ва­ют с про­дви­же­ни­ем в 1-й четверти II тыс. до н. э. в северные рай­оны ле­со­сте­пи Рус­ской рав­ни­ны но­си­те­лей сруб­ной куль­ту­ры и её взаи­мо­дей­ст­ви­ем с по­ство­ло­сов­ской, ша­гар­ской и другими ме­ст­ны­ми куль­ту­ра­ми. На про­тя­же­нии все­го су­ще­ст­во­ва­ния поздняковская культура взаи­мо­дей­ст­во­ва­ла с куль­ту­рой тек­стиль­ной ке­ра­ми­ки, что при­ве­ло к ас­си­ми­ля­ции основной час­ти но­си­те­лей поздняковской культуры.[5]

С середины I тыс. до н. э. и до середины I тыс. н. э. пространства между Волгой и Окой занимали так называемые дьяковские племена. Большинство исследователей связывают дьяковскую культуру с финно-угорской этнической общностью. В настоящее время определены хронологические рамки дьяковкой культуры — VII—VI вв. до н. э. — V—VI вв. н. э. Однако обнаруженные материалы позволяют утверждать, что жизнь на дьяковских городищах продолжалась вплоть до IX в., то есть до начала заселения северо-восточных земель славянами. На основании материалов таких хорошо известных памятников, как Дьяково городище под Москвой, Попадьинское селище близ Ярославля, Березняковское и Дурасово городище в Ярославском и Костромском Поволжье, можно восстановить картину жизни людей, населявших эту территорию в I тыс. н. э., — скотоводов и земледельцев, охотников и рыболовов. В слоях дьяковской культуры много остатков и следов литейного дела и ювелирного производства, ткачества и других ремесел. Дьяковские племена не были изолированы от внешнего мира и поддерживали связи, носившие, видимо, характер обмена, с северо-западом (балты) и Прикамьем (ананьинские племена).[6]

Вещевые находки провинциальноримских среднеевропейских типов, фиксируемые в междуречье Волги и Оки, свидетельствуют о том, что миграционные волны середины I тыс. н. э. затронули в том числе и эти земли. До этого западные области междуречья принадлежали балтским племенам, в некоторой степени родственным племенам днепро-двинской культуры (позднедьяковские древности Москворечья и Верхневолжья), восточную часть его заселяли поволжские финны. Расселение среднеевропейского населения полностью нарушило культурную жизнь и быт местных племён.[7]

С IX века на всей территории Волго-Окского междуречья стремительно идет ассимиляция мери славяно-русскими переселенцами, продвигающимися сюда из северо-западных земель, что привело к исчезновению мерянского этнокультурного массива в начале XII века. Не везде данный процесс шёл одинаково полно и быстро. В стороне от магистральных путей вплоть до XII—XIII веков сохранялись старые традиции и многие местные черты. Примером может служить Зубаревский могильник вблизи впадения Шексны в Волгу. Здесь и в погребальном обряде и в инвентаре хорошо фиксируются финно-угорские мерянские элементы.[8]

[править] Славянское заселение

[править] V—VIII века

Славянский этнический элемент в составе среднеевропейского населения, колонизовавшего междуречье Волги и Оки, фиксируется прежде всего находками браслетообразных височных колец с незавязанными (сомкнутыми или заходящими) концами. Они появляются в этих землях в V—VI веках и идентичны тушемлинским.[9]

В VII веке славяне — носители браслетообразных височных колец с сомкнутыми концами появились в области расселения финского племени муромы. Находки браслетообразных височных украшений в памятниках муромы можно рассматривать как свидетельство инфильтрации славянского населения в среду этого племени. Вскоре традиция ношения височных колец переносится на часть местного населения. Вырабатывается своеобразный тип щитковоконечных браслетообразных колец: один конец их оформлялся в виде овально-округлого щитка с отверстием, другой завершался крючкообразно. Такие украшения распространяются среди муромских женщин, и они сосуществуют в одних и тех же могильниках вместе с браслетообразными сомкнутыми кольцами.[10]

Славяне — носители браслетообразных височных колец с сомкнутыми или заходящими концами, осевшие в середине I тыс. н. э. в западных районах Волго-Окского междуречья и в междуречье Волги и Клязьмы, в течение нескольких столетий ассимилировали проживавшие здесь балтские и финноязычные племена и стали ядром-основой древнерусского населения Северо-Восточной Руси.[11]

[править] IX—XII века

Е. И. Горюнова отнесла начало массового заселения Волго-Окского междуречья славянами к концу Х века, а вторая его волна пришлась на XI—XII века.[12]

В IX веке на территории Волго-Окского междуречья, слабо заселённой финно-уграми, появляются славяне, которые либо создают новые поселения, либо оседают на уже обжитых местах. Основными путями продвижения славян были реки, входящие в систему Волжского пути, и начиная с этого времени он из внутреннего водного пути финно-угорских племен превращается в торную дорогу новгородских словен в их движении в Залесскую землю. Первоначально новое население обосновывается в небольшом регионе, по крайней мере только здесь, в Волго-Окском междуречье, известны славяно-русские древности IX века, — от места впадения реки Которосли в Волгу до Плещеева озера.[13]

Историко-археологические наблюдения совпадают с заключениями лингвистов. Выяснено, что поток переселенцев из новгородских земель был неоднороден по своему этническому составу. Они расселялись в основном в левобережье Волги, но некоторые группы их проникали и оседали в отдельных районах по правую сторону Волги, особенно на территории нынешних Ярославской и отчасти Ивановской областей. Переселенцы принесли с собой много нового. Во-первых, стало распространяться пашенное земледелие, что вызвало своего рода революцию в экономике. Славяне и пришедшие с ними скандинавы включили данный регион в сферу международной торговли. Новым населением был создан ряд торгово-ремесленных центров, прообразов раннефеодальных древнерусских городов. Изменения происходили и в духовной культуре, идеологии. Появился новый погребальный обряд — курган. Наконец, главным материалом становится не кость, а железо.[14]

В Х веке славяне расселяются из этого района по всему Суздальскому ополью вплоть до реки Клязьмы.[15]

В XI—XII веках в Волго-Окское междуречье усилился приток населения с юго-запада Руси, а северо-западное направление отходило на второй план.[16]

У русского на­се­ле­ния в ме­ж­ду­ре­чье Оки и Вол­ги (Мо­с­ков­ская, Вла­ди­мир­ская, Твер­ская гу­бер­нии, се­вер Ка­луж­ской, Ря­зан­ской и Пен­зен­ской и часть Ни­же­го­род­ской гу­бер­ний) сфор­ми­ро­вал­ся сме­шан­ный тип куль­ту­ры: жи­ли­ще на под­кле­те сред­ней вы­со­ты, са­ра­фан­ный ком­плекс жен­ско­го кос­тю­ма, го­во­ры, на се­ве­ре — с «ока­ю­щим», на юге — с «ака­ю­щим» про­из­но­ше­ни­ем. Здесь вы­де­ля­лись тер­ри­то­ри­аль­ные груп­пы: ме­ще­ра ле­во­бе­реж­но­го За­очья — по­том­ки об­ру­сев­ше­го фин­но-угор­ско­го пле­ме­ни; ко­ре­лы — груп­па пе­ре­се­лив­ших­ся в Ме­дын­ский уезд Ка­луж­ской губернии твер­ских ка­ре­лов и другие.[17]

Восточно-великорусские говоры междуречья Волги и Оки, согласно акцентологическим изысканиям, составляют особую (четвёртую) группу. «Диалекты этой группы ввиду сугубой архаичности их акцентной системы не могут быть объяснены как результат вторичного развития какой-либо из известных акцентологических систем, а должны рассматриваться как наиболее раннее ответвление от праславянского; этнос носителей этого диалекта представляет, по-видимому, наиболее ранний восточный колонизационный поток славян». Достаточно ранняя изоляция этого диалекта, как считают его исследователи, препятствовала распространению «долготной» и «краткостной» оттяжек, свойственных другим первоначальным диалектным группам праславянского языка.[18]

Распространение браслетообразных сомкнутых височных колец XI—XIII веков в значительной степени соответствует региону говоров четвёртой акцентологической группы.[19]

[править] Населённые пункты

Древние города в междуречье Волги и Оки: Москва, Суздаль, Дмитров, Звенигород, Коломна, Перемышль Московский, Владимир и другие.[20]

  • Алексеева Т. И. Антропологический состав населения Волго-Окского бассейна //Антропологический сборник. М. — 1956
  • Горюнова Е. И. Этническая история Волго-Окского междуречья. — Изд-во Академии наук СССР, 1961. — №. 94
  • Жилин М. Г. Мезолит Волго-Окского междуречья: некоторые итоги изучения за последние годы //Проблемы каменного века Русской равнины. М. — 2004. — С. 92-139.
  • Измайлов И. В. Население птиц сосновых лесов [Волго-Окского междуречья] //Птицы Волго-Окского междуречья. — 1986. — С. 26-37
  • Кольцов Л. В. Культурные различия в раннем мезолите Волго-Окского междуречья //Восточная Европа в эпоху камня и бронзы. М. — 1976. — С. 21-26
  • Кольцов Л. В. Некоторые итоги изучения мезолита Волго-Окского междуречья // СА. М. — 1965. — №. 4
  • Кольцов Л. В. О сезонном функционировании мезолитических стоянок (по материалам Волго-Окского междуречья) // СА. — 1985. — Т. 3. — С. 25-36.
  • Кольцов Л. В., Жилин М. Г. Мезолит Волго-Окского междуречья // Памятники бутовской культуры. М. — 1999
  • Костылёва Е. Л., Уткин А. В. Нео-энеолитические могильники Верхнего Поволжья и Волго-Окского междуречья: Планиграфические и хронологические структуры //М.: ТАУС. — 2010.
  • Костылёва Е. Л., Уткин А. В. Хронология погребального обряда волосовской культуры на территории Верхнего Поволжья и Волго-Окского междуречья //Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда в Суздале. М. — 2008. — Т. 1. — С. 230—233
  • Крайнов Д. А. Древнейшая история Волго-Окского междуречья: Фатьяновская культура. II тысячелетие до н. э. — Наука, 1972
  • Крайнов Д. А. Некоторые спорные вопросы древнейшей истории Волго-Окского междуречья // Вып. — 1964. — Т. 97. — С. 3-19
  • Крайнов Д. А., Кольцов Л. В. Проблемы первобытной археологии Волго-Окского междуречья (по результатам работ Верхневолжской экспедиции ИА АН СССР) //Советская археология в X пятилетке. Всесоюз. конф.: Тез. докл. Л. — 1979. — С. 22-26
  • Кучкин В. А. Волго-Окское междуречье и Нижний Новгород в средние века // Нижний Новгород: Кварц. — 2011
  • Лозовский В. М. Искусство мезолита-раннего неолита Волго-Окского междуречья (по материалам стоянки Замостье-2) //Древности Залесского края. Сергиев Посад. — 1997. — С. 33-51
  • Раушенбах В. М. Неолитические племена бассейнов верхнего Поволжья и Волго-Окского междуречья //Этнокультурные общности лесной и лесостепной зоны европейской части СССР в эпоху неолита. МИА. — 1973. — №. 172. — С. 152—158
  • Розенфельдт И. Г. Древности западной части Волго-Окского междуречья в VI—IX вв. — Наука, 1982
  • Седов В. В. Балтская гидронимика Волго-Окского междуречья //Древнее поселение в Подмосковье. М. — 1971. — С. 89-114
  • Сидоров В. В. Льяловская культура в западной части Волго-Окского междуречья //Автореф. дисс. на соиск. уч. степени канд. истор. наук. — 1986. — Т. 22
  • Сорокин А. Н. Поздние памятники бутовской культуры и проблема генезиса раннего неолита Волго-Окского междуречья // Актуальные вопросы Волго-Окского мезолита. М. — 1991
  • Спиридонова Е. А., Алешинская А. С. Динамика природной среды Волго-Окского междуречья с I тысячелетия до н. э. по II тысячелетие н. э // Российская археология. — 2004. — №. 3. — С. 33-43
  • Спиридонова Е. А., Алешинская А. С. Особенности формирования и структуры растительного покрова Волго-Окского междуречья в эпоху мезолита //ЕА Спиридонова, АС Алешинская. — 1996. — С. 65-70
  • Энговатова А. В. Хронология эпохи неолита Волго-Окского междуречья //Тверской археологический сборник. — 1998. — №. 3. — С. 238—246
  • Энговатова А. В., Жилин М. Г., Спиридонова Е. А. Хронология верхневолжской ранненеолитической культуры (по материалам многослойных памятников Волго-Окского междуречья) //Российская археология. — 1998. — Т. 2. — С. 11-21
  1. ↑ [1]
  2. ↑ [2]
  3. ↑ [3]
  4. ↑ [4]
  5. ↑ [5]
  6. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  7. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  8. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  9. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  10. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  11. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  12. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  13. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  14. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  15. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  16. Дубов И. В. Спорные вопросы этнической истории северо-восточной руси IX—XIII веков
  17. ↑ [6]
  18. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  19. Седов В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование // Москва, 1999
  20. ↑ НЕКОТОРЫЕ ГОРОДА ВОЛГО-ОКСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ В XII—XIV ВВ. ПО ДАННЫМ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ 1930—1940-х гг., К ВОПРОСУ О ХАРАКТЕРЕ РАЗВИТИЯ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ РУСИ В МОНГОЛЬСКИЙ ПЕРИОД

3. На старых шведских картах «Рим новый» действительно изображался на Руси, в Междуречье Оки и Волги

3. На старых шведских картах «Рим новый» действительно изображался на Руси, в Междуречье Оки и Волги

Естественно ожидать, что если «античный» Рим действительно был основан на Руси и долгое время, в XIV–XVI веках, находился в Междуречье Оки и Волги, то, несмотря на «скалигеровскую чистку», должны уцелеть хотя бы некоторые старинные карты, где на территории Руси сохранились следы названия РИМ. Сейчас мы такие карты предъявим. Обратимся к старинным картам, которые были представлены на выставке «Россия и Швеция в XVII веке», проходившей в Москве, в Государственном Историческом музее в 2001 году [80]. См. также информацию о выставке в майском номере 2001 года журнала «Moscow today & tomorrow», с. 16–23. Мы благодарим сотрудника МГУ А.И. Шаталкина, обратившего наше внимание на эти карты и отметившего, что на них присутствует название «Рим Новый» на территории России.

Автор карты, приведенной на рис. 1.15, «Николай Пискатор Старший (голл. Н. Висхер, N. Visscher, часто Н. Фишер), 1618, ок. 1679 гг., представитель династии Пискаторов, голландских картографов кон. XVI — нач. XVIII вв. Карта, изготовленная в мастерской знаменитого ученого и картографа, фиксирует геополитическую ситуацию в Восточной Европе» [80], с. 69–70. На рис. 1.16 и 1.17 показаны два её фрагмента. На рис. 1.18 представлен увеличенный фрагмент части Центральной России.

Рис. 1.15. Карта Николая Пискатора Старшего (он же Н. Висхер, он же Н. Фишер) XVII в. Кстати, на этом примере хорошо видно, как еще и в эпоху XVII в. продолжали переходить друг в друга различные согласные. В данном случае В переходило в Ф и СХ в Ш (Висхер ? Фишер). А также П переходило в В и К в X (Пискатор ? Висхер). Аналогичные превращения мы многократно обнаруживали в более древние эпохи XII–XVI вв. Взято из [80], с. 69.

Рис. 1.16. Фрагмент карты Николая Пискатора Старшего XVII в. Взято из [80], с. 9.

Рис. 1.17. Второй фрагмент карты Николая Пискатора Старшего, XVII в. Взято из [80], с. 9.

Рис. 1.18. Область вокруг Москвы на карте Николая Пискатора Старшего. Взято из [80], с. 9.

На рис. 1.18 мы видим два русских города с одинаковым названием: «Рим Новый» (Roma nova). Первый находится совсем рядом с Москвой, см. рис. 1.19. Второй на левом берегу Волги, недалеко от правобережного Ярославля, см. рис. 1.20. Позднее волжский город «Рим Новый» стал называться РОМАНОВЫМ, см. рис. 1.21. Он стал левобережной частью города Романово-Борисоглебск.

Рис. 1.19. Город «Рим Новый» (Roma nova) рядом с Москвой. Карта Николая Пискатора Старшего, XVII в.

Рис. 1.20. Второй город под названием «Рим Новый» (Roma nova) на Волге, совсем недалеко от Ярославля. Карта Николая Пискатора Старшего, XVII в.

Рис. 1.21. Волжский город «Рим Новый», ставший потом называться РОМАНОВЫМ. По фотографии XIX в. Взято из [97], с. 356.

Следующая карта России изготовлена Фредериком де Витом в 1670 году. Мы приводим на рис. 1.22 ее фрагмент, где опять-таки рядом с Москвой, а также на левом берегу Волги, около правобережного Ярославля (Ierislow), отмечены два «Новых Рима» (Roma Nova), см. рис. 1.23 и 1.24.

Рис. 1.22. Фредерик де Витт. Фрагмент карты. 1670 г. Около Москвы и Ярославля указаны два города с одним же и тем же названием «Новый Рим».

Рис. 1.23. Фредерик де Витт. Новый Рим (Roma Nova) рядом с Москвой на карте 1670 г.

Рис. 1.24. Фредерик де Витт. Новый Рим (Roma Nova) рядом с Ярославлем на карте 1670 г.

Между прочим, на рис. 1.18 и 1.20, чуть ниже волжского Нового Рима, тоже на левом берегу, указан город с интересным названием «Святой Иаков» (Iacobi Suetoy). Тот же самый город Святого Иакова указан и на карте Фредерика де Вита, см. рис. 1.24, но чуть дальше от Волги. Сегодня города с таким названием на Волге уже нет.

Отметим, что область вокруг Владимира названа WOLODI MERA. Не исключено, что такая запись, в виде двух слов, отразила воспоминания о том, что когда-то здесь располагалась столица Великой = «Монгольской» Империи. Потому в древности город и получил название «Владею Миром» (WOLODI MERA), то есть ВЛАДИМИР.

Мы уже высказывали мысль, что узурпаторы Романовы, пришедшие к власти на Руси после Великой Смуты, могли произвести свою фамилию именно от словосочетания Roma nova, то есть «Рим Новый». Тем самым они, вероятно, подчеркивали, что на смену СТАРОМУ РИМУ, то есть Риму Руси-Орды XIV–XVI веков, теперь пришел «Рим Новый», Рим мятежных реформаторов. Либо же новые правители взяли фамилию Романовых, считая себя «победителями» ордынского Нового Рима XVI века. Напомним, что в XVI веке столицей Руси-Орды стала Москва, которую вполне могли называть НОВЫМ РИМОМ, в отличие от СТАРОГО РИМА = Ярославля на Волге. Согласно нашим результатам, первой столицей Империи был именно Ярославль = Великий Новгород. См. подробности в книге «Библейская Русь».

Стоит обратить внимание, что на карте Фредерика де Вита по Северной Двине отмечено очень много городов, см. рис. 1.25. Их даже больше, чем указано около Москвы и южнее. Более того, на карте Пискатора Старшего, на Новой Земле, также указано большое число городов, см. рис. 1.26. Так что в ту эпоху эти земли были плотно заселены.

Но вернемся к истории «античного» Рима.

Рис. 1.25. Фрагмент карты Фредерика де Витта, 1670 г. По Северной Двине указано много городов.

Рис. 1.26. Фрагмент карты Николая Пискатора Старшего. На Новой Земле также отмечено много городов.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Река Волга | Карта, определение, экономика и факты

Река , русская Волга, древняя (греческая) Ra или (татарская) Итиль или Этиль , река Европы, самая длинная на континенте, главная водная артерия западной России и историческая колыбель Российское государство. В его бассейне, занимающем около двух пятых европейской части России, проживает почти половина всего населения Российской Республики. Огромное экономическое, культурное и историческое значение Волги - наряду с огромными размерами реки и ее бассейна - делает ее одной из величайших рек мира.

Бассейны рек Днепр, Дон и Волга и их дренажная сеть.

Encyclopædia Britannica, Inc.

Возвышающаяся на Валдайских холмах к северо-западу от Москвы, Волга впадает в Каспийское море примерно в 2193 милях (3530 км) к югу. Он медленно и величественно опускается от своего источника на высоте 748 футов (228 метров) над уровнем моря до устья на 92 фута ниже уровня моря. При этом Волга принимает воду примерно 200 притоков, большинство из которых впадают в реку на ее левом берегу.Его речная система, состоящая из 151 000 рек, постоянных и прерывистых водотоков, имеет общую протяженность около 357 000 миль.

Река Волга

Река Волга недалеко от Ульяновска, Россия.

Олегиввит

Физические характеристики

Бассейн реки составляет около 533 000 квадратных миль (1 380 000 квадратных километров), простираясь от Валдайской возвышенности и Среднерусской возвышенности на западе до Уральских гор на востоке и резко сужаясь к Саратову на юге.Из Камышина река протекает без притоков около 400 миль до устья. В бассейне Волги расположены четыре географические зоны: густой болотистый лес, простирающийся от верховьев реки до Нижнего Новгорода (бывшего Горького) и Казани; лесостепь, простирающаяся оттуда до Самары (бывший Куйбышев) и Саратова; степь оттуда в Волгоград; и полупустынные низменности к юго-востоку от Каспийского моря.

Река Волга

Река Волга, близ Мариинского Посада, Республика Чувашия, Россия.

Вердланко

Физиография

Течение Волги делится на три части: верхняя Волга (от истока до впадения Оки), средняя Волга (от впадения Оки в впадение Камы) и нижняя Волга (от впадения Оки до впадения Камы). впадение Камы в устье самой Волги). Волга - это небольшой ручей в верхнем течении через Валдайские холмы, который становится настоящей рекой только после входа в несколько ее притоков. Затем он проходит через цепь небольших озер, впадает в воду реки Селижаровки, а затем течет на юго-восток по террасированной траншее.За городом Ржев Волга поворачивает на северо-восток, раздувается притоком рек Вазуза и Тверца в районе Твери (бывшая Калининская), а затем продолжает течь на северо-восток через Рыбинское водохранилище, в которое впадают другие реки, такие как Молога и Шексна, сток. От водохранилища река течет на юго-восток через узкую, обсаженную деревьями долину между Угличским нагорьем на юге и Даниловской возвышенностью и Галичско-Чухломской низменностью на севере, продолжая свое течение по Унженской и Балахнинской низменностям до Нижнего Новгорода.(На этом участке реки Кострома, Унжа и Ока впадают в Волгу.) На своем пути с востока на юго-восток от впадения Оки в Казань Волга удваивается в размерах, принимая воды из Суры и Свияги на своем правом берегу и Слева - Керженец и Ветлуга. В Казани река поворачивает на юг в водохранилище в Самаре, где с левой стороны к ней присоединяется ее главный приток - Кама. С этого момента Волга превращается в могучую реку, которая, если не считать крутой петли у Самарской излучины, течет на юго-запад по подножию Волжских холмов в сторону Волгограда.(Между Самарской излучиной и Волгоградом он принимает только относительно небольшие левобережные притоки Самары, Большой Иргиз и Еруслан.) Над Волгоградом главный водоток Волги, Ахтуба, разветвляется на юго-восток к Каспийскому морю, идя параллельно основной реке. течение реки, которая также поворачивает на юго-восток. Между Волгой и Ахтубой расположена пойма с многочисленными соединяющимися каналами и старыми руслами и петлями. Выше Астрахани второй распределитель, Бузан, знаменует начало дельты Волги, которая площадью более 7330 квадратных миль является крупнейшей в России.Другими основными рукавами дельты Волги являются Бахтемир, Камызяк, Старая Волга и Болда.

Получите эксклюзивный доступ к контенту нашего 1768 First Edition с подпиской. Подпишитесь сегодня

Гидрология

Волга питается снегом (на долю которого приходится 60 процентов ее годового стока), подземными водами (30 процентов) и дождевой водой (10 процентов). Естественный, неукротимый режим реки характеризовался высокими весенними паводками (половодье , ). До того, как он регулировался водохранилищами, годовые колебания уровня составляли от 23 до 36 футов на верхней Волге, от 39 до 46 футов на средней Волге и от 10 до 49 футов на нижней Волге.В Твери среднегодовой расход реки составляет около 6 400 кубических футов (180 кубических метров) в секунду, в Ярославле - 39 000 кубических футов в секунду, в Самаре - 272 500 кубических футов в секунду, а в устье реки - 284 500 кубических футов в секунду. Ниже Волгограда река теряет около 2% воды на испарение. Более 90% годового стока приходится на место впадения Камы.

.

Река Волга - WorldAtlas

Автор Oishimaya Sen Nag, 25 апреля 2017 г. в Environment

Тверь, Россия на берегу замерзшей реки Волги. Через город протекают реки Волга, Тверца и Тьмака.

5.Описание

Самая длинная река в Европе, Волга, которая часто почитается в России как национальная река страны, имеет обширный бассейн, охватывающий почти две трети европейской части России. Река Волга берет начало на Валдайских холмах к северо-западу от столицы России Москвы и продолжает течь на юг, пока не впадает в Каспийское море, преодолевая расстояние в 3 530 километров вдоль этого русла. Около 200 притоков присоединяются к Волге по ее маршруту, так как бассейн реки истощает территорию площадью 1 380 000 квадратных километров.Одиннадцать крупных городов России, включая Москву, расположены вдоль водосборного бассейна реки Волги.

4. Историческая роль

В период раннего средневековья несколько племен, например определенные группы славянских, булгарских и хазарских народов, поселились в верхнем, среднем и южном течении бассейна реки Волги.В 1221 году русские основали город Нижний Новгород на реке Волге, в то время как земли к югу от города, в Золотой Орде Волги, находились под контролем татарских ханств. В XVI и XVII веках русским удалось добиться своего контроля над большей частью бассейна реки Волга. В 1700 году англичанин Джон Перри впервые измерил течение Волги ниже Камышина, ныне Волгоградской области Российской Федерации. Дельта Волги была обследована и разведана Морским бюро в 1809–1817 гг., А затем в 1829 г.Дальнейшие исследования и исследования были проведены в более поздние годы, чтобы попытаться охватить длину и ширину реки и ее притоков в 19 и 20 веках.

3.Современное значение

Около 40% населения России проживает в районе бассейна реки Волги, и половина фермеров страны занимается сельским хозяйством на этой реке. На берегах этой реки также находится большое количество промышленных предприятий. Использование реки в качестве водного пути от внутренних районов к портам в Каспийском море облегчает транспортировку товаров, предназначенных как для импорта, так и для экспорта. Более половины внутренних грузов России, включая строительные материалы, нефть и нефтепродукты, сельскохозяйственную продукцию, сельскохозяйственную технику и оборудование, а также автомобили, перевозится по водным путям реки и ее притоков.Нижний Новгород, Тверь, Ульяновск и Самара - одни из крупнейших портов на Волге. Волга и ее притоки также широко использовались для создания массивных плотин и водохранилищ с гидроэнергетическим потенциалом. Восемь гидроэлектростанций на Волге и три на ее притоке, реке Каме, вместе могут вырабатывать около 11 миллионов киловатт электроэнергии.

2.Хабитат

Климат бассейна Волги изменяется по течению с севера на юг. В северных районах реки умеренный климат, характеризующийся холодной заснеженной зимой и теплым влажным летом. Между тем в нижних частях бассейна реки жаркое сухое лето и холодная зима. Уровень осадков постепенно снижается с севера на юг. Дельта Волги в устье реки - это богатая видами среда обитания, в которой обитают 430 видов флоры, 127 видов рыб, 260 видов птиц и 850 видов водных беспозвоночных, а также большой репертуар видов насекомых.Многие перелетные птицы, такие как далматинские пеликаны, большая белая цапля, гнездятся на водно-болотных угодьях дельты Волги. В реке обитают несколько видов рыб: осетровые, волжские миноги, сиг и сельдь.

1.Угрозы и споры

Хотя река Волга веками приносила экономическую выгоду российскому населению, последствия неизбирательной деятельности человека сказались на экосистеме речного бассейна. Крупномасштабное затопление реки, чему способствовало создание плотин и водохранилищ по ее течению, привело к уменьшению объема воды, достигающей Каспийского моря. Это, в сочетании с высокими показателями загрязнения речных вод, привело к сильному разрушению водной флоры и фауны реки.Такие виды рыб, как осетр белуга и сиг, которые обитают в море, но мигрируют в верховья Волги на нерест, теперь сталкиваются с препятствиями на пути их естественных миграционных путей. Крупномасштабное браконьерство на виды рыб, обитающих в реке, поставило под угрозу выживание этих рыб. В настоящее время шесть видов осетровых находятся «под угрозой исчезновения», шесть - «уязвимы» и все, кроме двух видов, так или иначе «находятся под угрозой исчезновения».

.

Интересные факты о Волге

Река Волга - самая длинная река в Европе .

Длина реки 3692 километра (2294 мили) длиной и полностью находится в России .

Это также крупнейшая река Европы с точки зрения расхода и водосбора .

Средний расход реки Волги составляет 8 060 кубических метров (284 636 кубических футов) в секунду .

Река Волга впадает в большую часть западного региона России.

Площадь бассейна или составляет 752 443 квадратных километра (532 821 квадратная миля), простирается от Валдайских гор и Среднерусской возвышенности на западе до Уральских гор на востоке и резко сужается к Саратову на юге.

От истока на Валдайской возвышенности к северо-востоку от Москвы река течет на восток и юго-восток к Каспийскому морю.

Река медленно и величественно опускается от истока 225 метров (738 футов) над уровнем моря до устья 28 метров (92 фута) ниже уровня моря .

Течение Волги делится на три части: верхняя Волга (от истока до впадения Оки), средняя Волга (от впадения Оки в Каму) и низовья Волги (от впадения Камы в устье самой Волги).

Волга имеет более 200 притоков , в первую очередь реки Кама, Ока, Ветлуга и Сура.

Около 40% населения России проживает около бассейна реки Волги , и половина фермеров страны занимается сельским хозяйством на этой реке.На берегах этой реки также находится большое количество промышленных предприятий.

Крупные города , через которые проходит Волга, включают Астрахань, Волгоград, Саратов, Самару, Ульяновск, Казань, Нижний Новгород, Ярослави и Тверь.

Многие православных святынь и монастырей расположены на берегу Волги.

Некоторые из крупнейших водохранилищ в мире находятся на Волге . Его многочисленные большие водохранилища обеспечивают орошение и гидроэнергетику.

Плодородная речная долина дает большое количество пшеницы, а также имеет много полезных ископаемых. Значительная нефтяная промышленность сосредоточена в долине Волги. Другие ресурсы включают природный газ, соль и поташ.

Дельта Волги имеет длину около 160 километров (99 миль) и включает до 500 каналов,
и более мелкие реки.

Волга предлагает отличные рыболовные угодья . В реке обитает 127 видов рыб, в том числе несколько видов осетровых, волжская минога, карась, сазан, вобла, щука, окунь, сом и сиг.Самым крупным зарегистрированным осетром была самка белуги, пойманная в устье Волги в 1827 году, весом 1571 кг (3463 фунта) и длиной 7,2 м (24 фута).

Астрахань , в дельте Волги, центр икорной промышленности .

Устье Волги - самый большой лиман в Европе и единственное место в России, где можно встретить пеликанов, фламинго и лотосов.

Волга широко считается национальной рекой России .

Одиннадцать из двадцати крупнейших городов России, включая столицу, Москву, расположены в водоразделе Волги.

Канал им. Москвы , Волго-Донской канал и Волго-Балтийский водный путь образуют судоходные пути, соединяющие Москву с Белым морем, Балтийским морем, Каспийским, Азовским и Черным морями.

Волга замораживает на большей части на три месяца каждый год.

Русские называют реку Мать Волга , которые также считают, что эта река - жизненная сила страны.

Слово «Волга» происходит от корней ранних славянских языков, означающих «влажность», или «влажность».

Береговая линия Волги была домом для многих различных этнических групп , в том числе скифов, гуннов и турок в первом тысячелетии нашей эры.

Впоследствии бассейн реки сыграл важную роль в перемещениях народов из Азии в Европу.

Река служила важным торговым путем , соединявшим Скандинавию, Русь и Волжскую Булгарию с Хазарией и Персией.

Глубокие чувства русского народа к Волге находят отражение в национальной культуре и литературе , начиная с «Слова о полку Игореве» XII века.

В XVI и XVII веках русским удалось заявить о своем контроле над большей частью бассейна реки Волги .

В наше время город на большом излучине Волги, ныне известный как Волгоград, стал свидетелем Сталинградской битвы , возможно, самой кровопролитной битвы в истории человечества, в которой Советский Союз и немецкие войска зашли в тупик. битва за выход к реке.

Волга, расширилась для навигационных целей. за счет строительства огромных плотин в годы индустриализации Иосифа Сталина, имеет большое значение для внутреннего судоходства и транспорта в России.

Строительство плотин времен Советского Союза часто сопровождалось насильственным переселением огромного количества людей, а также уничтожением их исторического наследия. Например, город Молога был затоплен с целью строительства Рыбинского водохранилища (тогда крупнейшего искусственного озера в мире).

Огромное экономическое, культурное и историческое значение Волги - наряду с огромными размерами реки и ее бассейна - делает ее одной из величайших рек мира.

Сегодня загрязнение является основной угрозой для этой реки.

.

Междуречье - Междуречье - qaz.wiki

Área de terreno más alto entre dos ríos en el mismo sistema de drenaje

Un interfluvio es una forma de relieve angosta, alargada y con forma de meseta o cresta entre dos valles. Уиттоу, главный де манера, определяет un interfluvio como un área de terreno más alto entre dos ríos en el mismo sistema de drenaje.

Formación

Estos accidentes geográficos son creados por el flujo de la tierra ("soliflucción"). Sicherung und Entwicklung der charakteristischen Riedellandschaft zwischen Dürrer Aurach und Aubach en www.land-oberoesterreich.gv.at. Consultado el 1 de enero de 2015 .


Смотрите также